Вся библиотека >>>

Оглавление книги >>>

 


Журнал «Твоё здоровье»


Издательство Знание 3-4/1993

 

Алан Кардек

Общение с духами, жизнь души после смерти

 

 

Павел Гелева

 

БЕСЕДЫ У АЛЛАНА КАРДЕКА

 

Представляя читателям систематизированную подборку ответов, данных духами высокого ранга на заданные им вопросы, мы сообщаем, что все это происходило в ходе спиритических сеансов автоматического письма в «Парижском обществе спиритических исследований», основанном Кардеком.

Публикуемые ответы на вопросы были получены в разное время, и не через одного, а сразу через нескольких медиумов. Вопросы на спиритических сеансах задавались в письменном виде, а также устно. Ответы же получали письменные: они выводились рукой медиума-психографа в спиритических сеансах автоматического письма.

Аллан Кардек — псевдоним маркиза Ипполита-Леона-Денизара Ревайля (1804—1869), автора «Книги духов», собравшего и систематизировавшего в ней огромный материал, полученный на спиритических сеансах. Второе (пересмотренное и переработанное) издание этой книги в 4-х частях является окончательным, и текст ее воспроизводился в бесчисленных переизданиях и переводах (с французского) на разные языки. Оно легло в основу и нашей специальной подборки, сделанной с текстов на языке оригинала.

«Беседы у Аллана Кардека» — это вопросы, заданные духам, и ответы их на спиритическом сеансе. Помимо того, вслед за ответом духа нередко следует комментарий самого Кардека. Тема наших «Бесед» посвящена вопросам, относящимся к жизненно важным проблемам физического и психического бытия, жизни и смерти, телесного и душевного здоровья.

 

МИР СПИРИТИЧЕСКИЙ, ИЛИ МИР ДУХОВ

Существа, сообщающиеся нам, называют сами себя духами или гениями, и как прежде принадлежавшими, по крайней мере некоторых из них, к людям, жившим на земле. Они образуют духовный мир, как мы во время нашей жизни образуем мир телесный, говорит А.Кар-дек и продолжает...

ДУХИ

В немногих словах мы приводим здесь самые яркие, рельефные положения учения, которое они нам передали, для того чтобы с большей легкостью ответить на некоторые возражения.

«Бог вечен, незыблем, нематериален, един, всемогущ, суверенно справедлив и благ».

«Он создал Вселенную, включающую в себя все одушевленные и неодушевленные, материальные и нематериальные существа».

«Существа матерьяльные составляют мир видимый или телесный, а существа нематериальные образуют мир невидимый или духовный (спиритический), т.е. мир духов».

«Мир духовный есть мир истинный, изначальный, вечный, всему предшествующий и все переживающий».

«Мир телесный лишь вторичен; он мог бы перестать существовать или, никогда не существовав, не повредить сущности мира духовного».

«Духи временно покрываются тленною матерьяльною оболочкой, разрушенье коей смертью возвращает им свободу».

«Среди различных родов телесных существ Бог избрал род человеческий для воплощения духов, достигших определенной степени развития, это есть то, что дает ему нравственное и умственное превосходство надо всеми другими».

«Душа есть воплощенный дух, тело коей всего лишь оболочка».

 

«В ЧЕЛОВЕКЕ ЕСТЬ ТРИ ЭЛЕМЕНТА»

1.' Тело или материальное существо, подобное животным, и оживляемое тем же жизненным началом.

2. Душа или нематерьяльное существо, дух, воплощенный в теле.

3. Перемычка, соединяющая душу и тело, последующее начало между материей и духом».

«Природа человека, таким образом, двойственна: через свое тело он участвует в природе животных, инстинктами коих он обладает; чрез свою душу он участвует в природе духов».

«Перемычка, или перисприт, соединяющая тело и дух, есть своего рода полу-материяльная оболочка. Смерть есть разрушенье самой грубой оболочки, дух сохраняет вторую, которая составляет для него эфирное тело, невидимое нам в нормальном своем состоянии, но которое он при определенных условиях может сделать видимым, даже осязаемым, как это происходит в феномене появлений».

«Дух, таким образом, совсем не есть какое-то абстрактное, неопределенное существо, которое может постичь одна лишь мысль; это реальное, вполне определенное существо, кое в некоторых случаях оценимо посредством зрения, слуха и осязания».

«Духи принадлежат к различным классам и не равны ни в силе, ни в уме, ни в знаньи, ни в нравственности. Духи первого порядка суть духи высшие, кои отличаются от других чрез свое совершенство, познания, близость к Богу, чистоту своих чувств и свою любовь к добру: се суть ангелы или чистые духи.

Другие классы все более и более отдаляются от этого совершенства; духи низших разрядов склонны к большинству наших страстей: ненависти, зависти, ревности, гордыне и т.п.; они находят удовольствие во зле и замыкаются в нем. В числе их находятся и те, что ни очень хороши, ни очень дурны; они скорее бестолковы и шумливы, чем злы, и хитрость с непоследовательностью, видимо, является их уделом: это домовые или духи-проказники».

«Духи не вечно принадлежат к одному и тому же разряду. Все улучшается, проходя чрез различные степени духовной иерархии. Это улучшенье осуществляется чрез воплощение, кое вменяется одним как искупленье, а другим — как миссия. Матерьяльная жизнь есть испытанье, которому они должны подвергаться многократно до той поры, пока они не достигнут абсолютного совершенства; это есть своего рода сито или чистилище, из коего они выходят более или менее очищенными».

«Покидая тело, душа возвращается в мир духов, из коего она и вышла, чтоб возобновить некое новое матерьяльное существованье после некоторого отрезка времени более или менее долгого, в течение коего она пребывает в состоянье блуждающего духа».

«Поскольку дух должен пройти чрез многие воплощения, то из этого следует, что мы все имели много существований и что у нас будут еще и другие более или менее совершенные на этой земле либо же в других мирах».

«Воплощенье духов всегда имеет место лишь в роде человеческом; ошибкой было бы думать, будто душа или дух может воплотиться в теле какого-нибудь животного».

«Разные телесные существования духа всегда прогрессивны и никогда не ретроградны; но быстрота прогресса зависит от усилий, кои мы прилагаем, чтоб достичь совершенства».

«Качества души суть свойства духа, воплощенного в нас; таким образом, человек благой есть воплощенье хорошего духа, а порочный человек — воплощенье нечистого духа».

«Душа обладала индивидуальностью до своего воплощения; она сохраняет ее и после своего отделенья от тела».

«По своем возвращении в мир духов душа находит там всех тех, кого она знала на земле, и все ее предшествующие существования вырисовываются в ее памяти вместе с воспоминаньем обо всем добре и обо всем зле, кои она совершила».

«Воплощенный дух находится под влияньем материи; человек, преодолевающий это влиянье чрез возвышенье и очи-щенье своей души, приближается к хорошим духам, с коими он однажды соединится. Тот же, кто позволяет дурным страстям завладеть собою и помещает все радости свои в удовлетворенье не грубых желаний, сближается с духами нечистыми, отдавая предпочтенье животной природе».

«Воплощенные духи населяют различные миры вселенной».

«Невоплощенные, или блуждающие, духи не занимают никакого определенного или ограниченного района; они суть везде, в космическом пространстве и бок о бок с нами, видят нас и непрестанно соприкасаясь с нами; это настоящие толпы, волнующиеся кругом нас».

«Духи оказывают на мир нравственный и даже на мир физический непрестанное воздействие; они действуют на материю и на мысль, и составляют одну из сил природы,  действенную причину множества явлений, до сей поры не объясненных или объясненных неудовлетворительно, и кои находят разумное объяснение лишь в спиритизме».

«Сношения духов с людьми постоянны. Благие духи побуждают нас к добру, поддерживают нас в жизненных испытаниях и помогают нам переносить их со смелостью и покорностью, дурные побуждают нас ко злу: для них наслажденье видеть нас павшими и уподобившимися им».

«Сношения духов с людьми суть ок-культны либо явны. Оккультные сношения имеют место чрез хорошее или дурное влиянье, которое духи оказывают на нас без нашего ведома; и дело ума нашего различать хорошие вдохновенья и дурные. Явные сношения имеют место посредством письма, речи и других ма-терьяльных проявлений, чаще всего чрез медиумов, кои служат тому орудиями».

«Духи проявляются самопроизвольно или после вызывания. Можно вызывать всех духов: как тех, которые одушевляли •людей безвестных, так и духов лиц самых знаменитых, какова бы ни была эпоха, в которую они жили; духов наших родителей, друзей, наших врагов и получать от них чрез письменные или словесные сообщения советы, сведенья об их загробном положении, об их мыслях на наш счет, так же как и откровения, кои им позволено нам передать».

«Духов влекут их симпатия и нравственный характер круга лиц, их вызывающего. Высшие духи предпочитают собра-ндя серьезные, где господствуют любовь к добру и искреннее желанье просвещения и самоулучшенья. Их присутствие удаляет оттуда духов низших, кои, напротив того, находят свободный доступ и могут с полной свободой действовать средь лиц легкомысленных иль ведомых одним пустым любопытством и всюду, где встречаются дурные инстинкты. Вместо хороших советов или полезных сведений от них следует ожидать лишь пустяков, лжей, дурных шуток или мистификаций, при этом они зачастую заимствуют имена самые уважаемые, чтоб им было легче ввести в обман».

«Различенье хороших и дурных духов до крайности легко; речь высших духов всегда исполнена достоинства, благородства, отмечена печатью самой высокой нравственности и свободна ото всякой низкой страсти; советы их дышат самою чистою мудростию и целью своей всегда имеют наше улучшенье и благо человечества.

Речь духов низших, напротив, непоследовательна, бессвязна, часто тривиальна и даже груба; если они иногда и говорят вещи хорошие и правдивые, то гораздо чаще они говорят ложь и нелепицы по злобе своей или невежеству; они забавляются в ущерб тем, кто их расспрашивает, льстя их тщеславию, питая их желания ложными надеждами. В итоге, сообщения серьезные, в полном значении слова, происходят лишь в серьезном кругу, члены коего соединены задушевной общностью мыслей, устремленных к добру».

«Мораль высших духов, как и мораль Христа, сводится к евангелическому изречению: «Поступай с другими так, как ты хотел бы, чтоб другие поступали с тобою». То есть делать добро и совершенно не делать зла. Человек находит в этом принципе общеприложимое правило поведения, руководство малейшими своими действиями».

Они учат нас тому, что эгоизм, гордыня, чувственность суть страсти, кои сближают нас с животной природой, привязывая нас к материи; что человек, который уже здесь отходит от материи из презренья к светским пустякам и любви к ближнему, приближается к духовной природе; что каждый из нас должен сделать себя полезным целому по способностям и средствам, кои Бог вложил ему в руку, дабы испытать его; что Сильный и Могущественный должны дать опору и защиту Слабому, ибо тот, кто злоупотребит своей силой и могуществом своим, чтоб угнетать ближнего своего, нарушает закон Бога.

Они учат наконец, что поскольку в мире духов ничто не остается сокрытым, то с лицемера неизбежно срывается личина и все гнусности его разоблачаются; что неминуемое и ежемгновенное присутствие тех, в отношении кого мы поступили дурно, есть одно из наказаний, нам отведенных; что с состояниями несовершенства и превосходства духов связаны муки и наслаждения, неведомые нам на земле».

«Но они учат нас также тому, что нет ошибок непоправимых и которые б не могли быть стерты искуплением. Человек находит средство к тому в различных существованиях, кои позволяют ему, согласно его желанью и усилиям, продвигаться по пути прогресса к совершенству, являющемуся его конечной целью».

Такова суть спиритического учения в том виде, в каком оно является нам из наставлений, данных высшими духами.

 

ПЕРИСПРИТ

Вопрос. Дух как таковой, облачен ли он во что-нибудь, т.е., как указывают некоторые, окружен ли он каким-либо веществом?

—        Дух представится тебе завернутым

в некое легкое, эфирное вещество, кото

рое, однако, еще очень грубо для нас; но

все же оно достаточно эфирно, чтоб воз

можно было подняться в атмосферу и пе

ренестись куда угодно.

Комм.* Как зародыш плода окружен оболочкой (периспермом), так и дух как таковой окружен некой оболочкой, коию по подобию можно назвать периспритом.

Вопрос. Где дух заимствует свою полуматериальную оболочку?

—        Во вселенском флюиде каждой пла

неты. Вот почему она неодинакова во всех

мирах; переходя от одного мира к друго

му, дух меняет оболочку, как вы переоде

ваете платье.

—        Таким образом, когда духи, обита

ющие в мирах высших, приходят к нам,

то они заимствуют перисприт более гру

бый?

—        Им нужно облачиться вашей мате

рией; мы это сказали.

Вопрос. Принимает ли полуматериальная оболочка духа определенные формы и может ли она быть воспринята нашими органами чувств?

—        Да, ту форму, какую желает дух, и

таким именно образом он иногда является

вам либо во сне, либо наяву, и может при

нять форму, для вас зримую и даже осяза

емую.

 

РАЗЛИЧИЕ РАНГОВ СРЕДИ ДУХОВ

Вопрос. Равны ли духи или же среди них существует некоторая иерархия?

— Они имеют разные ранги согласно степени достигнутого ими совершенства.

Вопрос. Есть ли определенное число рангов или степеней совершенства среди духов?

—        Число их не ограничено, потому что

между этими рангами нет определенной

разграничительной  линии,   проведенной

чтоб служить границей, так что деление

их по' рангам может быть произвольно

увеличено или уменьшено; однако если

рассматривать общие характеры, то мож-    ,

но свести их к трем важнейшим.   I

К первому рангу можно отнести тех, '

что достигли совершенства: чистых духов;

духи второго ранга достигли середины

восхождения: желание добра — главная

их забота. Духи последнего ранга еще на

ходятся в самом низу лестницы: духи не

совершенные. Их отличают невежество,

желание зла и все дурные страсти, задер

живающие их продвижение.

Вопрос. Обладают ли духи второго ранга одним только желанием добра или также и силою творить его?

—        Они обладают этой силою согласно

степени своего совершенства: у одних есть

знание, у других — мудрость и доброта,

но всем им предстоит еще вынести испы

тания.

Вопрос. Духи третьего ранга, все ли они, в сущности, дурны?

—        Нет, одни не делают ни добра, ни

зла; другие, напротив, находят удоволь

ствие во зле и удовлетворены, когда нахо

дят возможность причинить его. И затем

есть еще духи легкомысленные и сума

сбродные, так называемые домовые, ско

рее бестолковые,  чем злые,  находящие

удовольствие более в проделках, чем в

злобе,   и   обожающие   мистификации   и

мелкие неприятности, которые их забав

ляют.

 

ДУХОВНАЯ ИЕРАРХИЯ

Предварительные замечания А.Кардека. Классификация духов основана на степени их продвинутости, на качествах, ими приобретенных, и на несовершенствах, кои им предстоит еще преодолеть. Впрочем, классификация эта совершенно условна и относительна; каждая категория представляет характер резко очерченный лишь в его целостности; но от одной степени к другой переход неощутителен, и на" пограничных разделах оттенки стираются, как оно происходит в царствах природы,в цветах радуги, или же еще как случается оно в различных периодах жизни человека.

Можно, таким образом, определить большее или меньшее число классов согласно точке зрения, с которой рассматривают предмет. Здесь происходит то же самое, что и во всех системах научных классификаций; системы эти могут быть более или менее полными, более или менее разумными, более или менее удобными для ума; но каковы бы они ни были, они не меняют ничего в сути науки.

Стало быть, духи, опрошенные по этому поводу, могли назвать разное число категорий без каких-либо последствий в сути дела. Оппоненты наши вооружились этим мнимым противоречием, не думая о том, что сами духи не придают никакого значения вещам сугубо условным; для них мысль есть все: они предоставляют нам форму, выбор слов, классификации, одним словом, систематизацию.

Прибавим еще одно соображение, которое никогда не следует упускать из виду; это то, что среди духов, равно как и среди людей, есть полные невежды и что в высшей степени небезопасно уберечься от склонности думать, будто все должны знать все потому только, что они духи.

Всякая классификация требует метода, анализа и глубокого знания предмета. Между тем и в мире духов те, что имеют ограниченные знания, неспособны, как и наши невежды, охватить взглядом целое, создать какую-то систему; они знают и понимают любую классификацию лишь несовершенно; для них все духи, превосходящие их, принадлежат к первому рангу, и они неспособны оценить оттенки знания, способностей и нравственности, тех различающих, как среди нас неспособен к такой оценке дикарь по отношению к людям цивилизованным.

Но даже и те, кои способны на это, могут давать различия в подробностях, в зависимости от своей точки зрения, в особенности когда деление совершенно условно. Линней, Жюссье, Турнефор имели каждый свой метод, но ботаника от этого не переставала быть ботаникой, поскольку они не создавали ни растений, ни их характеров; они наблюдали аналоги, согласно коим они создавали в своих классификациях группы или классы.

Таким именно образом поступали и мы: мы не создали ни духов, ни их характеров; мы смотрели и наблюдали, мы судили о них по их словам и делам, а затем классифицировали по сходствам, основываясь на данных, каковые они нам доставили.

Духи обыкновенно допускают три главные категории или три больших деления. К последнему, находящемуся в самом низу иерархии, относятся духи несовершенные, которым свойственно преобладание материи над духом и влечение ко злу. Духи второй категории отличаются преобладанием духа над материей и желанием добра; это духи благие. Наконец, первая включает чистых духов, тех, что достигли высшей степени совершенства.

Такое деление кажется нам совершенно разумным и представляет характеры, четко очерченные; после этого нам через достаточное количество подразделений оставалось лишь выявить главные оттенки целого; именно это мы и сделали при содействии духов, никогда не отказывавших нам в своих благожелательных наставлениях.

С помощью этой общей картины будет легко определить ранг и степень совершенства или несовершенства духов, с которыми мы можем войти в контакт, и, следовательно, степень доверия и уважения, коего они заслуживают; это некоторым образом ключ к спиритической науке, ибо он один может объяснить отклонения и расхождения, содержащиеся в сообщениях, просвещая нас об умственном и нравственном неравенстве духов. Но все же, как мы покажем, духи не всегда принадлежат исключительно к тому или иному классу.

Вопрос. Духи хороши или дурны по своей природе, либо же это те же самые духи, улучшающиеся в ходе своего развития?

— Это те же самые духи, кои улучшаются развиваясь: делаясь все лучше, они переходят от низшего ранга к рангу более высокому.

 

ВОЗВРАЩЕНИЕ ОТ ЖИЗНИ ТЕЛЕСНОЙ К ЖИЗНИ ДУХОВНОЙ. ДУША ПОСЛЕ СМЕРТИ

Вопрос. Чем становится душа в мгновение смерти?

— Она вновь становится духом, т.е. она возвращается в мир духов, коий ненадолго покинула.

Вопрос. После смерти сохраняет ли душа свою индивидуальность?

—        Да, она никогда не теряет ее. Чем

бы стала она, если б ее потеряла?

—        Каким тогда образом душа устанав

ливает свою индивидуальность, раз более

не имеет своего материального тела?

—У нее есть еще свойственный лишь ей флюид, который она берет в атмосфере своей планеты и который являет собой внешность последнего ее воплощенья: это ее перисприт.

—        Душа ничего не уносит с собой от

сюда?

—        Ничего, кроме воспоминаний и же

лания идти в мир лучший. Эти воспоми

нания полны сладости или горечи в зави

симости от применения, которое она дала

своей жизни. Чем чище она, тем более по

нимает она пустячность всего оставляе

мого ею на земле.

Вопрос. Что думать о том мнении, будто после смерти душа возвращается во вселенское целое?

—        Но разве сомножество духов не со

ставляет некоего целого? Не целый ли это

мир? Когда ты находишься в каком-то со

брании, то ты составная часть этого со

брания, и все же у тебя всегда есть своя

индивидуальность.

Вопрос. Какое мы можем иметь доказательство индивидуальности души после смерти?

—        Разве не имеете вы этого доказа

тельства в получаемых вами сообщениях?

Если вы не слепы, то увидите; и если не

глухи, то услышите, ибо весьма часто не

кий голос вещает вам, открывая перед ва

ми бытие иного существа вне вас.

Комм. Те, кто думают, будто при смерти душа возвращается во вселенское целое, заблуждаются, если под этим они разумеют, что душа, подобно капле воды, попавшей в океан, теряет там свою индивидуальность; и они правы, если под вселенским целым понимают сомножество существ бестелесных, сомножество, коего каждая душа или дух является отдельным членом.

Если бы души смешивались в общей массе, то они обладали бы лишь качествами целого, и ничто бы их не отличало одну от другой; у них не было бы ни разумности, ни собственных качеств; тогда как на самом деле во всех сообщениях они обнаруживают сознание своего «я» и свою собственную волю; бесконечное разнообразие, которое они во всех отношениях представляют, есть само следствие индивидуальностей их.

Если б после смерти было лишь то, что называют «великим Целым», поглощающим все индивидуальности, то это Целое было бы однородным, и тогда все сообщения, получаемые из мира незримого, были бы тождественны. Но мы встречаем там существ благих и дурных, ученых и невежественных, счастливых и несчастных; существ, наделенных всеми характерами: веселыми и грустными, поверхностными и глубокими и т.д., так что очевидно, что это существа различные.

Индивидуализация становится еще более очевидной, когда эти существа удостоверяют свою личность посредством неопровержимых признаков, интимных подробностей, касающихся их земной жизни и коие можно проверить; она не может быть подвергнута сомнению также тогда, когда они очно являются нам. Индивидуальность души была преподана нам религиями теоретически как предмет веры; спиритизм же делает ее явной и некоторым образом материальной.

Вопрос. В каком смысле должно понимать жизнь вечную?

—        Вечна жизнь духа; жизнь тела пере-

ходна и мимолетна. Когда тело умирает,

душа возвращается в жизнь вечную.

—        Не было ли более точным называть

«жизнью вечной» жизнь чистых духов,

тех, кто достиг такой степени совершен

ства, что более не имеет нужды перено

сить испытания?

—        Это скорее вечное блаженство; но в

конце концов сие лишь вопрос слов; на

зывайте вещи как вам угодно, только бы

вам понимать друг друга.

 

ОТДЕЛЕНИЕ ДУШИ ОТ ТЕЛА

Вопрос. Отделение души от тела, мучительно ли оно?

— Нет, зачастую при жизни тело страдает более, нежели в миг смерти; душа здесь ни при чем. Страдания, кои иногда испытывают в мгновение смерти, суть радость для духа, который прозревает конец своему изгнанию.

Комм. В смерти естественной, той, что производится через истощение органов вследствие возраста, человек оставляет жизнь, сам того не замечая: это светильник, угасающий из-за отсутствия топлива.

Вопрос. Как осуществляется отделение души от тела?

—        Как только нити, привязывающие

ее, обрываются, она освобождается.

—        Отделение,    производится   ли

оно  мгновенно и резким переходом?

Есть ли какая разделительная черта,

четко  проведенная  между жизнью  и

смертью?

—        Нет, душа высвобождается посте

пенно, а не вылетает как пленная птица,

внезапно  выпущенная  на свободу.  Оба

этих состояния соприкасаются и смеши

ваются; таким образом, дух мало-помалу

освобождается от своих пут: они развязы

ваются, но не разрываются.

Комм. При жизни дух связывается с телом посредством своей полуматериальной оболочки, или перисприта; смерть есть разрушение одного только тела, но не этой второй оболочки, отделяющейся от тела, когда в нем прекращается органическая жизнь.

Наблюдения доказывают, что в минуту смерти отделение перисприта не бывает сразу полным; оно осуществляется лишь постепенно и с медленностью весьма различной у разных лиц; у одних оно достаточно быстро, и можно сказать, что мгновенье смерти также и миг освобождения, в несколько часов умещающийся; у других же, в особенности у тех, чья жизнь была целиком материальна и чувственна, высвобождение значительно менее быстро и длится иногда дни, недели и даже месяцы, что, однако, не означает в теле ни малейшей жизненности, ни возможности возвращения к жизни, а есть простое сродство тела и духа, сродство, всегда находящееся в зависимости от того, насколько при жизни дух отдавал преобладания материи.

И действительно, вполне рационально помыслить, что, чем более дух отождествился с материей,тем труднее ему с ней расстаться; в то время как деятельность умственная и нравственная, возвышенный строй мыслей кладут начало высвобождению даже при жизни тела, и когда приходит смерть, то освобождение происходит почти мгновенно. К таким же итогам приводят и наблюдения над умирающими.

Эти же наблюдения показывают еще, что сродство, сохраняющееся у некоторых индивидов между душой и телом, порою очень мучительно, ибо дух может ощущать весь ужас разложения. Случай этот исключительный, он свойствен лишь некоторым образам жизни и некоторым родам смерти; он происходит у некоторых самоубийц.

Вопрос. Может ли окончательное отделение души от тела иметь место для полного прекращения органической жизни?

—        В агонии душа нередко оказывается

уже покинувшей тело:  остается только

органическая жизнь. Человек не находит

ся уже более в сознании, и все-таки в нем

еще остается биение жизни. Тело есть ма

шина, приводимая в движение сердечной

мышцей; машина эта работает до той по

ры, покуда сердце движет кровь по сосу

дам, и не нуждается для этого в душе.

Вопрос. Бывают ли в миг смерти у души видения или некий экстаз, позволяющие ей узреть тот мир, в который она собирается вступить?

—        Душа часто ощущает, как рвутся

путы, связывающие ее с телом; она тогда

делает все усилия, дабы порвать их пол

ностью. Уже частично высвободившаяся

из материи, она зрит, как будущее раз

верзается пред нею и, в предвосхищении,

наслаждается состоянием духа.

Вопрос. Образ гусеницы, пресмыкающейся поначалу на земле, затем свертывающейся в куколку в видимости смерти, чтоб возродиться в блистательной жизни бабочки, может ли он дать нам понятие о жизни на земле, затем о могиле и наконец о нашей новой жизни?

—        Лишь   приуменьшенное   понятие.

Сравнение хорошее, но не следовало бы,

однако, принимать его буквально, как оно

часто с вами бывает.

Вопрос. Какое чувство испытывает душа в тот миг, когда она узнает себя в мире духов?

—        Всяко бывает: если ты творил зло по

желанию творить его, то в первую минуту

ты ощутишь, как тебе стыдно за то, что

ты творил его. Для того же, кто был спра

ведлив, все будет совсем по-другому: его

душа словно облегчилась от огромной

тяжести, ибо ей нечего опасаться чьего-

либо пристального взгляда.

Вопрос. Сразу же ли дух встречает тех,, кого он знал на земле и которые умерли до него?

—        Да, по привязанности, которую он

питал к ним и какую они имели к нему;

часто они приходят встретить его при воз

вращении его в мир духов, и они помогают ему высвободиться из лохмотьев материи; здесь оказываются также и многие из тех, кого он потерял из виду на время своего пребывания на земле; он видит тех, что свободны; тех же, что воплощены, он отправится навестить.

Вопрос. При смерти насильственной и случайной, когда органы отнюдь еще не были ослаблены возрастом или болезнями, отделение души и прекращение жизни, происходят ли они одновременно?

—        Обычно оно бывает так, но во всех

случаях   мгновение,   их   разделяющее,

очень коротко.

Вопрос. После обезглавливания, например, сохраняет ли человек в течение нескольких мгновений самосознание?

—        Иногда он сохраняет его в течение

до нескольких минут, пока органическая

жизнь не прекратится полностью. Но час

то также страх смерти отнимает у него

это сознание до мига казни.

Речь идет здесь лишь о том сознании, какое казнимый может иметь о самом себе как человеке и через посредство органов чувств, а не как дух. Если он не потерял это сознание до казни, он может, стало быть, сохранять его несколько мгновений, но которые весьма непродолжительны, и оно необходимо прекращается вместе с органической жизнью мозга, что, однако, не означает, что перисприт полностью высвободился из тела, напротив того.

Во всех случаях насильственной смерти, когда она вызвана не постепенным угасанием жизненных сил, нити, связывающие тело с периспритом, более крепки, и полное высвобождение более медленно.

 

ВОСПРИЯТИЕ, ОЩУЩЕНИЯ И СТРАДАНИЯ У ДУХОВ

Вопрос. Находясь в мире духов, душа пользуется ли теми же органами чувств, что и при жизни на земле?

— Да, а также другими, которыми она не обладала, поскольку тело ее было как бы пеленой, затемнявшей их. Ум есть свойство духа, но оно проявляется с большею свободой, когда дух не скован материальными условиями.

Вопрос. Способность восприятия у духов и их знания, безграничны ли они? Словом, знают ли они все?

—        Чем более приближаются они к со

вершенству, тем больше они знают; если

они принадлежат к высшему рангу, то

они много знают; низшие же духи суть

более или менее невежественны по любо

му поводу.

Вопрос. Известно ли духам начало вещей?

—        Это зависит от степени их.продви-

нутости и чистоты; низшие духи знают об

этом ничуть не более людей.

Вопрос. Воспринимают ли духи продолжительность времени так же, как мы?

—        Нет, и в этом причина того, что вы

не всегда понимаете нас, когда говорится

о сроках или эпохах.

Комм. Духи живут вне времени, как его понимаем мы; длительность времени для них, так сказать, аннулируется, и века, сколь бы ни были длинны для нас, с их точки зрения — не более чем мгновения, растворяющиеся в вечности, точно так же, как неровности почвы стираются и исчезают для того, кто поднимается вверх и уносится в космос.

Вопрос. Имеют ли духи представление о настоящем более точное и верное, чем мы?

—        Приблизительно так же, как тот,

кто  видит  нормально,   имеет  о   вещах

представление более верное, чем слепой.

Духи видят то, чего не видите вы; они су

дят, стало быть, иначе, чем вы; но опять-

таки от степени их возвышения.

Вопрос. Какое знание имеют духи о прошлом и безгранично ли это знание для них?

—        Прошлое, когда мы занимаемся им,

есть настоящее, точно так, как ты вспо

минаешь то, что поразило тебя в твоем

изгнании. Только так, как у нас больше

нет материальной пелены, затемняющей

сейчас твой ум, мы вспоминаем то, что

стерлось для тебя; но все духам неведомо;

прежде всего неведомо им их сотворение.

Вопрос. Знают ли духи будущее?

—        Это также зависит от их совершен

ства; зачастую они лишь смутно его пред

видят, но им не всегда дозволено раскры

вать его; когда они видят будущее, оно

представляется им настоящим. Дух видит

грядущее более ясно по мере того, как оно

приближается к Богу. После смерти душа

видит и одним взглядом охватывает свои

прошлые переселения, но она не может

видеть то, что Бог ей готовит; для этого

нужно, чтобы она была вся целиком в Нем после множества существований.

—        Духи, достигшие абсолютного со

вершенства, имеют ли они полное знание

будущего?

—        Полное — неподходящее слово, ибо

один Бог верховный владыка, и никто не

может с ним сравниться.

Вопрос. Видят ли духи Бога?

—        Одни лишь высшие духи видят Его

и понимают; низшие духи лишь чувству

ют его и угадывают.

—        Когда какой-либо низший дух гово

рит, что Бог что-то запрещает ему или

разрешает, как может он знать, что это

идет от Бога?

—        Он не видит Бога, но он чувствует

Его поверхность, и когда какая-то вещь не

должна быть сделана или какое-то слово

сказано, он наитивно ощущает незримое

предостережение,   запрещающее ему де

лать это. Разве у вас самих нет предчувст

вий, которые для вас как бы тайные пре

дупреждения делать или не делать ту или

иную вещь? То же самое и у нас, только в

большей степени, ибо, как ты понимаешь,

поскольку сущность духов более утончен

на, нежели ваша, то они могут лучше пол

учать божественные предостережения.

'— Передается ли ему указание непосредственно самим Богом или через посредничество других духов?

—        Оно не идет ему непосредственно от

Бога; чтобы сообщаться с Ним, надо быть

того достойным. Бог передает ему свои

указания через духов, находящихся на

более высокой ступени совершенства и

знания.

Вопрос. Зрение у духов, так же ли оно ограничено, как у людей?

—        Нет, оно помещается в них самих.

Вопрос. Нужен ли духам свет для того, чтобы видеть?

—        Они видят сами собой и не имеют

потребности во внешнем свете; темноты

для них не существует, кроме той только,

в которой они могут быть ради искупле

ния.

Вопрос. Есть ли у духов надобность переноситься на расстояние, чтобы видеть в двух разных точках? Могут ли они, к примеру, видеть одновременно то, что происходит в двух разных полушариях Земли?

—        Так как дух передвигается со скоростью мысли, то можно сказать, что он повсюду видит одновременно, его мысль может излучаться и устремляться сразу в нескольких различных направлениях, но способность эта зависит от его чистоты: чем менее он очищен, тем более ограничено его зрение; одни лишь высшие духи могут объять все целое.

Вопрос. Видит ли дух предметы также отчетливо, как и мы?

—        Более отчетливо,  ибо его зрение

проникает то, что вы не можете проник

нуть; ничто его не затемняет.

Вопрос. Воспринимает ли дух звуки?

—        Да, и он воспринимает также и те

звуки, которых ваши грубые органы слу

ха воспринять не могут.

—        Способность слуха также ли заклю

чается во всем его духовном существе,

как и способность зрения?

—        Все восприятия являются естествен

ным свойством духа и составляют часть

его существа; когда он облачен матери

альным телом, то ощущения доходят до

него лишь по каналу органов чувств, но в

свободном состоянии они более не ограни

чены определенным местом (не локализо

ваны) .

Вопрос. Поскольку ощущения являются самою природой духа, то возможно ли ему как-то от них отключаться?

—        Дух видит и слышит то, что он хо

чет видеть и слышать. Это общее прави

ло, и в особенности касается оно высоких

духов, ибо что до тех, которые несовер

шенны, то они зачастую оказываются вы

нуждены слышать и видеть вопреки свое

му желанию то, что может быть полезно

для их улучшения.

Вопрос. Понимают ли духи музыку?

—        Ты хочешь сказать, вашу музыку?

Что она рядом с музыкой небесной? С той

гармонией, ничто на земле о которой не

может вам дать понятия? Одна и дру

гая — все равно что песня дикаря и

сладостная  мелодия.   Однако  низшие

духи могут испытывать определенное

удовольствие, слушая вашу музыку, по

тому что им еще не дано понимать музы

ку более возвышенную. Для духов музы

ка обладает бесконечным очарованием в

согласии с их сильно развитыми способно

стями восприятия; я говорю о музыке не

бесной, коия есть все самое прекрасное

и сладостное из того, что духовное во

ображение только может себе предста

вить.

Вопрос. Чувствительны ли духи к красотам природы?

—        Красоты природы на разных плане

тах столь различны, что нельзя познать

их все. Да, они чувствительны к этому в

зависимости от их склонности оценить и

понять; для высоких духов есть красоты

целого, пред которыми бледнеют красо

ты, так сказать, частного.

Вопрос. Испытывают ли духи наши людские потребности и наши физические страдания?

—        Они знают их, потому что они их

претерпели, но они не испытывают их ма

териально, как вы, они теперь духи.

 

СУДЬБА ДЕТЕЙ ПОСЛЕ СМЕРТИ

Вопрос. Дух ребенка, умершего в раннем возрасте, оказывается ли он также продвинут, как и дух взрослого?

—        Иногда значительно более продви

нут, ибо он мог жить гораздо больше и

иметь больше опыта, в особенности если

он шел вперед.

—        Дух ребенка может, таким образом,

быть более развит, нежели дух его отца?

—        Это не редкость; разве сами вы не

видите этого постоянно у вас на Земле?

Вопрос. Если ребенок умирает в раннем возрасте, то он не мог совершить зла; значит ли это, что дух его принадлежит к высшим ступеням?

—        Если он совсем не сделал зла, то он

не сделал и добра, и Бог не освобождает

его от испытаний, через которые он дол

жен пройти. Если он действительно чист,

то не потому, что был ребенком, но пото

му, что был более продвинут.

Вопрос. Почему жизнь часто обрывается еще в детстве?

—        Время жизни ребенка для духа, ко

торый воплощен в нем, может быть до

полнением к предыдущему существова

нию,   прерванному  ранее  назначенного

срока, а смерть его, помимо того, зача

стую испытание или искупление для ро

дителей.

—        Что становится с духом ребенка,

умершего в раннем возрасте?

—        Он начинает опять новое существо

вание.

Комм. Если бы у человека было лишь одно-единственное существование и если бы после этого существования его будущая участь определялась навечно, то в чем, собственно, была б заслуга той половины человечества, что умирает в раннем возрасте, для того чтобы без всяких условий наслаждаться вечным блаженством, и по какому праву половина эта была бы освобождена от столь часто мучительных условий, налагаемых на другую половину?

Такой порядок вещей не соответствовал бы божественной справедливости. Через перевоплощение, равенство для всех, грядущее принадлежит всем без исключения и без каких-либо привилегий для кого бы то ни было; и те, что приходят последними, могут пенять только на себя. Человек должен иметь заслугу в своих поступках, так же, как у него есть ответственность за них.

Неразумно, однако, рассматривать детство как нормальное состояние невиновности. Разве не видим мы детей, наделенных самыми дурными инстинктами в том возрасте, когда воспитание еще никак не могло оказать на них какого-либо влияния?

Разве не видим мы среди них тех, которые, родившись,словно принесли с собою лукавство, ложь, коварство и даже склонность к воровству и убийству, и это все не взирая на хорошие, достойные примеры, коими они постоянно окружены? Гражданский закон прощает им злочины их, так как они поступали якобы без разумения; и закон прав, поскольку они и в самом деле поступали более инстинктивно, чем по размышлению; но откуда, спрашивается, могут происходить эти столь разные инстинкты у детей от одних родителей, у детей одного возраста, воспитанных в одинаковых условиях и подверженных тем же самым влияниям?

От чего же еще идет она, эта преждевременная испорченность, если не от порочности самого воплощенного духа, коль воспитание здесь не при чем? Те, что порочны, это значит, что дух их меньше прогрессировал, и тогда они испытывают на себе последствия не своих детских поступков, но поступков предшествующих своих жизней, и так получается, что закон един для всех и что божественная справедливость постигает каждого.

 

ПОЛ СРЕДИ ДУХОВ

Вопрос. Обладают ли духи полом, т.е. так же ли, как люди, делятся они на мужчин и женщин?

—        Совсем не в том смысле, как вы это

понимаете, ибо у вас пол определяется

строением вашего организма. Между ду

хами также есть любовь и симпатия, но

основываются оне на сходстве чувств и

мыслей.

Вопрос. Дух, оживлявший тело мужчины, может ли он в новом своем воплощении оживить тело женщины, и наоборот?

—        Да, те же самые духи одухотворяют

то мужчин, то женщин.

Вопрос. В состоянии духа человек предпочитает воплощение в каком теле: в мужском или в женском?

—        Для духа это маловажно; сие опре

деляется испытаниями, которым он дол

жен подвергнуться.

Комм. Духи воплощаются как мужчинами, так и женщинами, потому что сами по себе они бесполы. Так как они должны развиваться всесторонне и во всех направлениях, то каждый пол, равно как и каждое общественное положение, предлагает им свои особые испытания и обязанности, а также дает возможность набраться необходимого опыта. Тот, кто всегда .был бы мужчиной, смог бы знать лишь то, что знают мужчины, и не более того. Но это еще далеко не все, что следует знать.

 

РОДСТВО, РОДСТВЕННЫЕ СВЯЗИ

Вопрос. Передают ли родители детям своим часть своей души или же они лишь сообщают им животную жизнь, к каковой новая душа позднее придет добавить жизнь нравственную?

—        Одну только животную жизнь, ибо

душа неделима.  У глупого отца могут

быть умные дети, и наоборот.

Вопрос. Поскольку у нас было много существований, то не выходят ли тем самым наши родственные связи за пределы нынешнего нашего существования?

—        Это иначе и не может быть. Следо

вание телесных существований устанав

ливает между духами связи, коие восхо

дят к вашим предшествующим существо

ваниям; отсюда зачастую корни симпа

тии между вами и некоторыми духами,

каковые вам представляются посторон

ними.

Вопрос. По мнению некоторых, учение о перевоплощении разрушает семейные узы тем, что выводит их за пределы ' нынешнего существования?

—        Оно расширяет их, а не разрушает.

Поскольку родство основано на предшест

вующих привязанностях, то узы, соеди

няющие членов одной и той же семьи,

становятся от того лишь более прочными.

Это учение усиливает чувство братства

между людьми, поскольку в вашем сосе

де или в вашем слуге может находиться

дух, ранее состоявший с вами в кровном

родстве.

—        И все-таки оно уменьшает ту зна

чимость,   каковую   некоторые   склонны

придавать своему родству, поскольку от

цом может оказаться дух, ранее принад

лежавший совсем к иному роду или же

даже живший в совершенно ином сосло

вии.

—        Это так, но подобная значимость

зиждется лишь на гордыне; большинство

людей почитает в своих предках их титу

лы, знатность, богатство. Иной усты

дится, имея предком честного сапож

ника,  и горд тем,  что происходит от

распутного дворянина. Но что бы им

ни делать и ни говорить, не в их власти

помешать быть тому, что есть, ибо Бог

не устроил законы природы по их тще

славию.

Вопрос. Из того факта, что между духами — выходцами из одной и той же семьи нет родства, следует ли, что сам по себе культ предков является нелепицей?

—        Конечно же, нет, ибо подобает быть

счастливым от сознания того, что принад

лежишь к роду, в каком прежде воплоща

лись высокие духи. Хотя духи и не про

исходят друг от друга, они тем не менее

питают привязанность к тем, кто связан

с ними родственными узами, ибо духи

эти нередко притягиваются к той или

иной  семье   чувством     симпатии   или

предшествующими связями.

. Но будьте уверены, что духи ваших предков нимало не бывают тронуты тем почитанием, каковое вы воздаете им из гордости или тщеславия; достоинства их снизойдут на вас лишь в том случае, если вы будете силиться следовать тем добрым примерам, какие они вам преподали, и тогда лишь ваша память о них может быть им не только приятна, но и полезна.

 

СХОДСТВО ВО ВНЕШНОСТИ И В ХАРАКТЕРЕ

Вопрос. Родители нередко передают своим детям особенности своей- внешности. Передают ли они им также и некоторые особенности своего характера?

—        Ни в коем разе, поскольку у них

разные души и они являются совершен

но  иными  индивидуальностями.   Тело

происходит от тела, но дух не происхо

дит  от  духа.   Между  членами  семьи

есть лишь кровное родство.

—        Чем объясняется сходство характе

ра, существующее порою между родите

лями и детьми?

—        Это симпатизирующие духи, при

влеченные сходством наклонностей.

Вопрос. Имеет ли дух родителей влияние на дух ребенка уже после его рождения?

—        Он имеет на него очень большое

влияние; как мы сказалд, духи призва

ны содействовать прогрессу друг друга.

Так вот,  дух  родителей предназначен

развить дух своих детей через воспита

ние, это святая обязанность родителей,

и если они с нею не справятся, они ви

новны.

Вопрос. Почему у хороших и порядочных родителей нередко рождаются дети, природа коих порочна? Иначе говоря, почему положительные качества родителей не всегда через симпатию привлекают хорошего духа, чтобы оживить их ребенка?

—        Дурной дух может испросить себе

хороших родителей в надежде на то, что

советы их направят его по лучшему пути,

и нередко Бог его им вверяет.

Вопрос. Могут ли родители мыслями своими и молитвами призвать в тело их ребенка доброго духа и отвратить духа низшего?

—        Нет, но они могут улучшить того

духа, что живет в теле рожденного ими

ребенка и коий для того им, собственно, и

вверен; это долг их. Плохие дети всегда

суть испытание для родителей.

Вопрос. Чем вызвано сходство характера, столь часто существующее между двумя братьями, особенно у близнецов?

—        Симпатизирующие духи, сблизив

шиеся через сходство чувств и которые

счастливы быть вместе.

Вопрос. У детей, тела которых соединены, а некоторые органы общие,два ли у них духа? Иначе говоря, две ли у них души?

—        Да, но их сходство нередко превра

щает их в ваших глазах в одну.

Вопрос. Поскольку духи воплощаются в близнецов по симпатии, то чем тогда вызвана та неприязнь, каковая порою среди них наблюдается?

—        Это никакое не правило, чтобы у

близнецов могли быть только симпатизи

рующие друг другу духи; дурные духи

также могут желать совместно бороться в

драме жизни.

Вопрос. Как относиться к историям о детях, дерущихся в чреве матери?

—        Метафора!  Дабы обрисовать,  что

ненависть их закоренелая, ее заставляют

предшествовать     самому     их     рожде-

нию.Обыкновено вы не вполне сознаете

поэтической фигуры.

Вопрос. Каково происхождение национального характера, присущего каждому народу?

—        У духов также есть семьи, основант

ные на сходстве их наклонностей и инте

ресов, более или менее очищенных со

гласно степени их восхождения! Так вот.

Каждый народ — это большая семья, в

которую   собираются   симпатизирующие

духи. Та склонность, на основе каковой

члены этих семей стремятся к соедине

нию, и является источником сходства, су

ществующего в отличительном характере

каждого народа.

Или ты, быть может, думаешь,будто благие и человечные духи воплощаются в народе грубом и жестоком? Нет, духи симпатизируют толпам, как симпатизируют они отдельным личностям; и только среди них они ощущают себя в своей стихии.

Вопрос. В новых своих существованиях сохраняет ли человек следы той нравственной природы, которая была присуща ему в предыдущих его существованиях?

—        Да, это может случиться; но, улуч

шаясь, он меняется. Его общественное по

ложение также может стать иным; если

из хозяина он делается рабом, то и его

вкусы также будут совсем другими, и вам

тогда трудно будет его узнать.

Поскольку это все тот же самый дух проходит через различные свои воплощения, то его проявления и в той и в другой жизни могут иметь некоторые аналоги, пока какое-то значительное улучшение не изменит полностью его характера, и тогда,например, из злого и надменного, если раскаяние постигло его, он может стать смиренным и добрым.

 

УТРАТА ЛЮБИМЫХ

Вопрос. Разве утрата тех, кто нам дорог, не такова, что вызывает в нас печаль, и печаль тем более законную, что утрата эта непоправима и не зависит от нашей воли?

—        Такая причина печали затрагивает

как богатого, так и бедного: это испыта

ние или искупление — таков общий за

кон; но утешение в данном случае заклю

чается в том, что вы можете сообщаться с

вашими друзьями  с  помощью  средств,

имеющихся   в   вашем   распоряжении   в

ожидании того, пока у вас не появятся

другие, более прямые и более доступные

вашим органам восприятия.

Вопрос. Что думать о мнении людей, рассматривающих сообщения с загробным миром как профанацию?

 —       Не может быть профанации, когда

есть сосредоточенность и когда вызыва

ние проводится с должным уважением и

соблюдением приличий; лучшим дока-

 зательством тому служит то, что любя

щие вас духи с удовольствием отзыва

ются на ваш зов; им очень приятно, что

вы помните о них, и они рады побеседо

вать с вами; профанация заключалась

бы в том, чтоб заниматься этим легковесно.

Комм. Возможность вступить в общение с духами — утешение весьма сладостное, поскольку она доставляет нам средство беседовать с нашими родными и друзьями, покинувшими землю прежде нас. Вызыванием мы приближаем их к себе; они оказываются рядом с нами, слышат нас и отвечают нам; мы как бы перестаем быть отделенными друг от друга.

Они помогают нам своими советами, выражают нам свою привязанность и удовольствие, которое доставляет им наша память о них. Нам радостно знать, что они счастливы, от них самих узнать подробности их нового существования и приобрести уверенность в том, что и мы, в свою очередь, присоединимся к ним.

Вопрос. Как безутешные переживания живущих влияют на духов, являющихся их причиной?

— Дух чувствителен к воспоминаниям и сожалениям тех, кого он любил, их непрестанные и неразумные страдания и переживания по его поводу мучительно задевают его, потому что в этой их чрезмерной боли он усматривает некий недостаток веры в будущее и доверия к Богу, а следовательно, и препятствие к их продвижению, а может быть, и к соединению с ними.

Комм. Поскольку дух более счастлив, чем человек, живущий на земде, то сожалеть о нем — значит, сожалеть о том, что он счастлив. Двое друзей сидят в тюрьме и заперты в одной темнице; оба они должны однажды выйти на волю,но один из них выходит из тюрьмы раньше другого. Очень ли дружественно со стороны того, который остался, печалиться, что друг его освободился раньше, чем он? Разве не более с его стороны эгоизма, нежели привязанности, желать от ушедшего, чтобы тот делил с ним плен и страдания столько же, сколько и он? То же самое и с влюбленными на земле; тот, кто уходит первым, первым освобождается, и мы должны его с этим поздравить и терпеливо дожидаться того мига, когда настанет и наш черед.

Сделаем на эту тему и другое сравнение. У вас есть друг, положение которого, пока он находится вместе с вами, весьма мучительно; его здоровье или интересы требуют, чтобы он уехал в какую-то другую страну, где ему будет во всех отношениях лучше. Какое-то время его больше не будет рядом с вами, но вы всегда сможете с ним переписываться: разлука ваша будет всего лишь материальна. Будете и вы недовольны из-за его отъезда, если тот служит его же благу?

Спиритическое учение своими явными доказательствами, которые оно дает грядущей жизни, присутствию возле нас тех, кого мы любили, сохранению их привязанности к нам и заботе их о нас; отношениями, поддерживать которые с ними оно нас научает, дарует нам тем самом большое утешение в одной из самых законных причин печали. Благодаря спиритизму нет ни одиночества, ни покинутости; у самого одинокого человека всегда есть рядом с ним друзья, с коими он может беседовать.

Мы с нетерпением переносим жизненные невзгоды; они представляются нам столь невыносимыми, что мы не понимаем того, как бы мы могли их перенести; и все же если мы мужественно вынесли их, если сумели подавить в себе ропот, тр мы поздравим себя с этим, когда окажемся за пределами нашей земной тюрьмы, подобно тому как тяжело больной, выздоравливая, поздравляет себя с тем, что выдержал мучительное лечение.

 

ОТВРАЩЕНИЕ К ЖИЗНИ, САМОУБИЙСТВО

Вопрос. Откуда происходит отвращение к жизни, без определенных мотивов завладевающее некоторыми людьми?

—        Последствие праздности, недостат

ка веры, а зачастую пресыщенности.

Для того, кто использует свои способ

ности ради полезной цели и в согласии со

своими природными склонностями, труд

не бывает обременителен и жизнь проте

кает быстрее; жизненные невзгоды он пе

реносит с тем большим терпением и сми

рением, что он действует ради счастья бо

лее прочного и длительного, коие его

ожидает.

Вопрос. Имеет ли право человек распоряжаться своей собственной жизнью?

—        Нет, один только Бог имеет это пра

во. Добровольное самоубийство есть на

рушение закона.

—        Но разве самоубийство не всегда до

бровольно?

—        Безумец, убивающий себя, не зна

ет, что он делает.

Вопрос. Что думать о самоубийстве, имеющем своей причиной отвращение к жизни?

—        Безрассудные! Зачем они не труди

лись? Жизнь не была бы им в тягость!

Вопрос. Что думать о самоубийстве, имеющем целью избежать несчастий и разочарований этого мира?

—        Это нищие духом, не имеющие сме

лости выдержать несчастья существова

ния! Господь помогает страждущим, а не

тем, у кого нет ни силы, ни смелости.

Жизненные невзгоды суть испытания или

искупления. Блаженны переносящие их

без ропота, ибо вознаграждены будут! И

напротив, горе тем, кто ожидает своего

спасения от того, что они в своем безбо

жии называют случаем или удачей!

Случай или удача, если говорить их языком, действительно могут благоприятствовать им какое-то мгновение, но лишь затем, чтобы позднее с еще большей безжалостностью дать им почувствовать всю пустоту этих слов.

—        Те, кто довел несчастного до этого

акта отчаяния, испытывают ли на себе

последствия его?

—        О, горе им! Ибо они ответят за это

как за убийство.

Вопрос. Человек, борющийся с нуждой и дающий себе умереть от отчаяния, может ли считаться самоубийцей?

—        Это самоубийство, но те, кто явля

ется его причиной или кто мог бы поме

шать ему, виновнее его, и его ждет снис

хождение. Но все же не думайте, что ему

полностью прощено, если у него не хвати

ло твердости и настойчивости и если он не

употребил весь свой ум на то, чтоб выта

щить себя из трясины.

Особенно горе ему, если его отчаяние рождается из гордыни; я хочу сказать, если он принадлежит к тем людям, в ком гордыня парализует силы ума, кто устыдился бы, что должны жизнью труду рук своих, и кто предпочитает умереть с голоду, нежели поступиться тем, что они называют своим общественным положением! Не в сотни ли раз больше величия и достоинства будет в том, чтоб бороться с превратностями судьбы, чтоб пренебрегать критикой пустого и эгоистичного света, коий обращен с доброй волей лишь к тем, у кого все есть, и поворачивается к вам спиной, как только у вас появится в нем нужда?

Пожертвовать свою жизнь ради уважения света — есть дело глупое, ибо свет не придаст тому никакого значения.

Вопрос. Самоубийство, имеющее целью избежать стыда, вызванного дурным поступком, так же ли предосудительно, как и то, которое обусловлено отчаянием?

—        Самоубийство не исправляет ошиб

ки, наоборот, вместо одной их оказывает

ся две. Когда имели смелость сделать зло,

то нужно иметь и смелость подвергнуться

последствиям этого зла. Судит Бог и, ис

ходя из причины, может иногда умень

шить строгость наказания.

Вопрос. Простительно ли самоубийство, когда оно имеет своей целью спасти от позора детей или семью?

—        Тот, кто поступает так, заблуждается, но он верит, что поступает правильно, и Бог это ему зачитывает, ибо такой поступок выступает у него в качестве искупления, которое он сам себе назначает. Намерением своим он уменьшает совершенную им ошибку, но его ошибка не перестает оттого быть ошибкой. В общем же, устраните ваши общественные заблуждения и предрассудки, и у вас больше не будет таких самоубийств.

Комм. Тот, кто лишает себя жизни, чтобы избежать позора и стыда за свои скверные поступки, тем показывает, что он больше дорожит уважением людским, нежели Божьим, ибо он возвращается к духовной жизни обремененным своими несправедливостями, сам лишив себя средств к тому, чтоб исправить их при жизни. Господь зачастую менее не-, преклонен, нежели люди; Он прощает,' когда раскаяние искренно, и принимает в расчет наше исправление своих ошибок; но самоубийство не исправляет ничего.

Вопрос. Что думать о человеке, лишающем себя жизни в надежде, что так он раньше достигнет лучшей жизни?

— Другое безумие! Пусть он творит добро — и у него будет больше уверенности достичь ее, самоубийством же он только задерживает свое вступление в мир лучший; в результате он после сам  попросит возможности вернуться на землю докончить ту жизнь, которую он прервал, движимый ложной мыслью. Ошибка, какого бы рода она ни была, никогда не откроет святилища, где пребывают избранные.

Вопрос. Разве не похвально иной раз пожертвовать своей жизнью, когда делаешь это с целью спасти чужую жизнь или быть полезным своим ближним?

— Это может быть прекрасным только в зависимости от намерения, и пожертвовать своей жизнью — это не самоубийство; но Бог противится бесполезному самопожертвованию, и самопожертвование не угодно Ему, если замутнено гордынею. Самопожертвование исполнено достоинства лишь в том случае, если оно бескорыстно; и если совершающий его имеет порой какую-то заднюю мысль, то это уменьшает ценность его во взгляде Божьем.

Комм. Всякая жертва, совершающаяся за счет своего собственного счастья, есть действие, исполненное во взгляде Божьем высочайшего достоинства, ибо это есть осуществление закона милосердия. И поэтому, поскольку жизнь является земным благом, которое человек ценит превыше всего, тот, кто отказывается от нее для блага ближних, никак не преступает закона Божьего, но совершает акт самопожертвования. Но прежде чем совершить его, он должен размыслить толком, не может ли его жизнь оказаться полезнее людям, чем его смерть.

Вопрос. Человек, погибающий как жертва необузданности собственных страстей, необузданности, которая, как он знает, должна ускорить его конец, но которой он более не имеет силы противиться, потому что привычка сделала эти страсти настоящими физическими потребностями, совершает ли он самоубийство?

—        Это   нравственное   самоубийство.

Неужели же вы не понимаете, что в этом

случае человек вдвойне виновен? В нем

есть недостаток мужества и скотство, а

также забвение Бога.

В большей или меньшей степени он виновен, нежели тот, который лишает себя жизни от отчаяния?

—        Он более виновен, потому что у не

го есть время продумать свое самоубийст

во; у того же, кто совершает его внезапно

и вдруг, происходит как бы мгновенное

умственное затмение, схожее с безу

мием; первый будет наказан гораздо

строже,  ибо наказания всегда  сораз

мерны степени сознания совершенных

ошибок.

Вопрос. Когда человека ожидает неизбежная и ужасная смерть, то может ли ему быть поставлено в/вину, если он на несколько мгновений сократит свои страдания добровольным уходом?

—        Всегда есть вина в том, чтоб не до

ждаться   срока,   означенного   Богом.   И

всегда ли можно быть уверенным,  что

срок этот и в самом деле наступил, и

разве нельзя получить неожиданную по

мощь в самый, казалось бы, последний

миг?

—        Можно понять, что в обычных об

стоятельствах самоубийство заслуживает

осуждения, но мы говорим сейчас о таком

случае, когда смерть неизбежна и когда

жизнь сокращается лишь на несколько

мгновений?

—        Это всегда оказывается недостатком

смирения и повиновения воле Создателя.

—        Каковы в таком случае последствия

этого действия?

—        Искупление соразмерно серьезно

сти ошибки, смотря по обстоятельствам,

как всегда.

Вопрос. Предосудительна ли неосторожность, если она без пользы подвергает жизнь опасности?

—        Не бывает вины, когда нет намере

ния   и  действительного  сознания  того,

чтоб творить зло.

Вопрос. Женщины, которые в некоторых странах добровольно сжигают себя на костре с телом своего мужа, могут ли считаться самоубийцами и испытывают ли оне на себе последствия этого?

—        Они повинуются предрассудку и за

частую более силе, нежели своей собст

венной воле.   Они верят, что исполняют

тем свой долг, а ведь не в этом заключает

ся природа самоубийства. Их извинение в

нравственном ничтожестве большинства

из них и в их невежестве. Эти варварские

и глупые обычаи исчезнут по мере утвер

ждения цивилизации.

Вопрос. Те, кто, оказавшись не в состоянии перенести потерю дорогих им людей, убивают себя в надежде соединиться с ними, достигают ли они тем своей цели?

—        Результат оказывается для них со

вершенно иного свойства, чем тот, кото

рого они ожидали, и вместо того чтобы со

единиться с объектом своей привязанно

сти, они удаляются от него на еще более

длительный срок, ибо Бог не может поощ

рить акт малодушия и то оскорбление,ка-

кое Ему наносят неверием в Его проведе

ние. За этот миг безумия они заплатят пе

чалями большими, чем те, сократить ко

торые они собирались, и у них не будет

возмещением удовлетворение, на которое

они надеялись.

Вопрос. Каковы в общих чертах последствия самоубийства на состояние духа?

—        Последствия самоубийства весьма

разнообразны; не существует определен

ных наказаний, и во всех случаях они

всегда соотносятся с причинами, к ним

приведшими; но есть одно последствие,

коего самоубийца не может избежать, —

это разочарование, все выйдет так, что

надежды его окажутся обмануты. Впро

чем, участь у каждого своя: она зависит

от обстоятельств. Некоторые    искупают

свою вину незамедлительно, другие в но

вой своей жизни, которая окажется хуже

той, ход которой они прервали.

Комм. Действительно, наблюдение показывает, что последствия самоубийства не всегда одинаковы; но некоторые среди них общи всем случаям насильственной смерти и суть последствия внезапного прерывания жизни. Прежде всего, это более длительное и прочное сохранение связи духа и тела, поскольку связь эта была в полной своей силе в миг, когда она была разорвана, тогда как при естественной смерти она ослабляется постепенно и прекращается зачастую, прежде чем жизнь полностью угаснет.

Последствием этого состояния вещей является продление спиритического смятения, затем сохранение иллюзии в течение более или менее длительного времени, заставляющей духа считать, что он еще не умер.

Сродство, продолжающееся между духом и телом, производит у некоторых самоубийц своеобразный резонанс состояния тела на дух, каковой таким образом невольно ощущает в себе все муки и ужас процесса разложения, переживаемого телом, состояние это может продляться столько времени, сколько должна была продолжаться жизнь, которую он оборвал. Последствие это не является общим правилом, но нет случая, когда бы самоубийца был освобожден от последствий своего недостатка храбрости, и рано или поздно он тем или иным образом искупает свою ошибку.

Так некоторые духи, бывшие на земле очень несчастными, сказали, что в предыдущей жизни они наложили на себя руки и поэтому добровольно подчинились новым испытаниям, чтобы попытаться перенести их с большой покорностью. У некоторых из них это своего рода привязанность к матери, от которой они тщатся освободиться, чтобы воспарить к лучшим мирам, вход в кои для них закрыт; у большинства из них это сожаление о том, что они сделали столь бесполезную вещь, как самоубийство, поскольку от нее они испытывают только разочарование.

Религия, мораль, все философии осуждают самоубийство как действие, противоречащее закону природы; все они говорят нам, что в принципе человек не имеет права добровольно сокращать свою жизнь, но почему у него нет этого права? Почему мы не свободны положить конец нашим страданиям? Спиритизму было уготовано показать на примере поддавшихся этому соблазну, что это не только ошибка, нарушающая нравственный закон, — соображение для некоторых лиц, лишенное веса, — но поступок глупый, поскольку, поступая так, ничего не выигрывают, но лишь теряют; и не теория этому нас учит, а факты, кои спиритизм полагает перед нашими глазамина церемониях их открытия и доставляет ли им это удовольствие?

— Многие приходят, если они могут прийти, но они менее чувствительны к оказываемой им почести, чем к самой памяти о них.

 

ПОМИНАНИЕ УМЕРШИХ. ПОХОРОНЫ

Вопрос. Чувствительны ли духи к воспоминаниям тех, кого они любили на земле?

—        Гораздо1 больше, чем вы можете по

думать;  это воспоминание  увеличивает

их счастье, если они счастливы, а если не

счастны, то приносит им облегчение.

Вопрос. День поминания умерших, исполнен ли он для духов торжественности? Готовятся ли они к встрече с теми, кто приходит молиться над их останками?

—        Духи приходят на мысленный зов в

этот день, как и во всякий иной.

—        Этот день является ли для них днем

свидания на месте их погребения?

—        В этот день их там оказывается

больше обычного, потому что больше и

людей, их призывающих; но каждый из

них приходит туда лишь ради своих дру

зей, а не ради толпы посторонних.

—        В каком обличий они приходят туда

и какими бы их увидели, если б они смог-

ли сделать себя зримыми?

—        Они приходит в том виде, в каком

их знали при жизни.

Вопрос. Духи, о которых забыли и могилы которых никто не навещает, несмотря на это, приходят ли и они туда и испытывают ли они сожаление от того, что никто из друзей о них не вспомнил?

—        Какое значение могут иметь для

них земные дела? Их влечет к вам лишь

сердечная привязанность. И если любви

нет, то нет более ничего, чтобы у вас

могло привязать к себе духа: вся Вселен

ная — его.

Вопрос. Приносит ли приход на могилу духу более удовлетворения, нежели молитва, совершенная у себя дома?

—        Приход на могилу — просто способ

проявить и показать, что об отсутствую

щем духе помнят и думают: это лишь

символ. Я говорил вам, что именно мо

литва освящает акт воспоминания; место

же, где это происходит, имеет мало зна

чения, если только молитва идет от серд

ца.

Вопрос. Духи людей, которым возводят статуи и памятники, присутствуют ли

 

Вопрос. Отчего у некоторых людей проявляется желание быть погребенными в одном месте, а не в другом? Происходит ли это оттого, что они возвращаются туда охотнее после смерти? И вся эта важность, которую они усматривают в столь материальном вопросе, не является ли она признаком неполноценности, несовершенства духа?

—        Привязанность духа к какому-то

определенному месту, клочку земли —

признак нравственной неполноценности.

Чем одна пядь земли лучше другой для

высокого духа? Разве не знает он, что ду

ша его будет соединена с теми, кого он

любит, даже если кости их и окажутся

разделенными?

—        Когда заботятся о том, чтобы все

члены семьи были погребены в одном мес

те, должно ли рассматривать это как не

достойный пустяк?

—        Нет, это благочестивый обычай и

свидетельство симпатии к тем, кого люби

ли; если это соединение захоронений и не

имеет значения для духов, то оно полезно

для людей: так воспоминания будут более

сосредоточенны.

Вопрос. Душа, возвращающаяся в духовную жизнь, чувствительна ли она к почестям, воздаваемым ее безжизненной оболочке?

—        Когда дух уже достиг определенной

степени совершенства, у него нет более

земного тщеславия, и он понимает ничто

жество всего этого; но знай все же, что за

частую бывают такие духи, которые в

первые  мгновения  своей  материальной

смерти испытывают величайшее удоволь

ствие от оказываемых им почестей либо

же   досаду   по   поводу   заброшенности

своей оболочки, ибо они сохраняют еще

некоторые из здешних предрассудков.

Вопрос. Присутствует ли дух на своем траурном шествии?

—        Очень часто, он присутствует там,

но порою он не вполне сознает, что там

происходит, если все еще пребывает в

смятении.

—        Насколько   ему  приятно   видеть

тех, кто участвует в траурной церемо

нии?

—        Это зависит от чувства, которое их

сюда привело.

Вопрос. Дух только что умершего, присутствует ли он при прочтении своего завещания на собрании наследников?

—        Почти всегда, да. Бог хочет так ради

его собственного просвещения и наказа

ния тех, кто виноват. Именно здесь он

сможет судить, чего стоили слезы наслед

ников и их протесты; теперь для него все

чувства открыты, и разочарование, кото

рое он испытывает, видя алчность тех,

кто оспаривает друг у друга оставшие

ся после него вещи, просвещает его об

их истинных чувствах; но придет и их

черед.

Вопрос. Инстинктивное уважение, которое человек во все времена и у всех народов выказывает к мертвым, есть ли оно наитивное предчувствие о грядущей жизни, коим он обладает?

—        Это его естественное следствие; не

будь жизни грядущей, уважение это было

бы беспредметно.

 

ВОЗВРАЩЕНИЕ В ТЕЛЕСНУЮ ЖИЗНЬ. ПРЕДДВЕРИЕ ВОЗВРАЩЕНИЯ

Вопрос. Знают ли духи время своего перевоплощения?

—        Они предчувствуют его, как слепой

ощущает огонь, когда к нему приближа

ется. Они также знают то, что они долж

ны вновь обзавестись телом, как вы знае

те, что однажды вы должны умереть, хотя

вам и неизвестно, когда именно это про

изойдет.

—        Стало быть, перевоплощение явля

ется   необходимостью  духовной  жизни,

как смерть есть необходимость жизни те

лесной?

—        Совершенно верно, так оно и есть.

Вопрос. Все ли духи озабочены своим предстоящим перевоплощением?

—        Есть среди них такие, которые со

всем об этом не думают, которые даже не

понимают этого, что определяется сте

пенью их большей или меньшей развито

сти. Для некоторых же неуверенность, в

каковой они пребывают по поводу своего

будущего, является их наказанием.

Вопрос. Может ли дух приблизить или же отодвинуть миг своего воплощения?

—        Он может приблизить его, если уст

ремляет к нему свои желания; он может

также отдалить его, если отступает пред

испытанием, ибо среди духов есть также

трусы и те, что исполнены безразличия,

но это не пройдет ему безнаказанно;

он будет страдать от этого, как тот, кто

отступает от целебного снадобья, кото

рое одно только и могло бы исцелить

его.

Вопрос. Если бы некий дух чувствовал себя вполне счастливым в этом среднем состоянии среди скитающихся духов и не помышлял бы о том, чтоб подняться выше, то мог бы он до бесконечности продлять это свое положение?

—        До бесконечности нет; продвижение

есть потребность, коию дух рано или поз

дно ощущает; подняться должны все: это

их судьба, их предназначение.

Вопрос. Заранее ли предопределено соединение души с тем или иным телом или же выбор этот делается в самое последнее мгновение?

—        Дух  всегда  назначается  заранее.

Избирая себе испытание, коему он хотел

бы подвергнуться, дух испрашивает раз

решение на воплощение; но Бог, коий

знает и зрит все и вся, знал и зрел зара

нее, что такая-то душа соединится с та

ким-то телом.

Вопрос. Выбирает ли дух тело, в которое он должен войти, или только род жизни, каковой должен служить ему испытанием?

—        Он может выбирать также тело, ибо

несовершенства этого тела суть для него

испытания,  помогающие его продвиже

нию, если они одолевают встречающиеся

ему в нем препятствия. Но все-таки вы

бор не всегда зависит от него; он может

просить.

—        Может ли дух в последнее мгнове

ние отказаться войти в избранное им те

ло?

—        Если бы он отказался, он бы стал

страдать из-за этого гораздо сильнее, чем

тот, кто не подвергал себя никакому ис

пытанию.

Вопрос. Может ли такое быть, чтобы ребенок, долженствующий родиться, не нашел бы духа, который пожелал бы в него воплотиться?

—        Бог принял бы меры. Ребенок, когда

он   должен   родиться   жизнеспособным,

всегда    предназначен   к   тому,    чтоб

иметь душу; ничто не было создано без

замысла.

Вопрос. Соединение духа с таким телом, может ли оно налагаться Богом?

—Оно может налагаться так же, как и различные испытания, особенно когда дух еще не способен сделать выбора со знанием дела. В качестве искупления дух может быть принужден к соединению с телом такого ребенка, который по своему рождению и положению, какое он займет в мире, сможет стать для него орудием наказания.

Вопрос. Если бы случилось, что несколько духов изъявили желание воплотиться в одном и том же теле, которое должно родиться, как бы разрешилась такая трудность?

—        Многие могут попросить этого воп

лощения; в таких случаях сам Бог реша

ет, кто из них более способен исполнить

миссию, дух назначается для того мига,

когда он должен соединиться с телом.

Вопрос. Миг воплощения, сопровождается ли он смятением, похожим на то, которое имело место при выходе из тела?

—        Гораздо большим смятением и осо

бенно более долгим. При смерти дух осво

бождается от рабства; при рождении он

возвращается в него.

Вопрос. Миг воплощения, исполнен ли он для духа торжественности? Совершает ли он это действие как дело серьезное и важное для себя?

—        Он походит на путешественника,

садящегося на корабль, чтобы плыть в

опасное и дальнее плавание, и не знаю

щего, не найдет ли он смерть в волнах,

коими он встретится.

Комм. Путешественник, садящийся на корабль, знает, каким опасностям он подвергается, но он не знает, обязательно ли потерпит он кораблекрушение; так обстоит дело и с духом: он знает род испытаний, которым он подвергается, но он не знает, выдержит он их или нет.

Так же как смерть тела есть своего рода возрождение для духа, так и воплощение есть для духа своего рода смерть или, скорее, изгнание и заточение. Он покидает мир духов ради мира физического, как человек покидает мир физический ради мира духовного.

Дух знает, что он вновь воплотится, так же как человек знает, что он умрет; но как тот, так и другой вполне сознают это лишь в тот последний миг, когда назначенное время пришло. И тогда, в этот верховный миг, смятение овладевает им, как у человека, переживающего агонию, и смятение это длится до той поры, пока новое существование его вполне не установится. Приближение воплощения — своего рода агония для духа.

Вопрос. Неуверенность, в каковой дух находится в связи с тем, выдержит ли он испытания, с которыми встретится в жизни, является ли она для него причиною беспокойства перед воплощением?

—        Причиною весьма большого беспо

койства,  поскольку жизненные испыта

ния затормозят или продвинут его в зави

симости от того, хорошо или же плохо он

их выдержал.

Вопрос. В миг воплощения духа сопровождают ли его из мира духов, как они приходят встретить его, когда он туда возвращается?

—        Это зависит от того, в какой области

этот дух живет. Если он из тех областей,

где царит любовь, то духи, любящие его,

сопровождают его до последнего мгнове

ния, ободряют его и зачастую даже следу

ют за ним по жизни.

Вопрос. Духи-друзья, следующие за нами по жизни, не те ли это будут, кого мы порой видим во сне, кто выказывает нам свою любовь и является нам в лицах, черты которых нам не знакомы?

—        Очень часто это они и есть; они при

ходят вас навестить, как вы навещаете за

ключенного в тюрьме.

 

СОЕДИНЕНИЕ ДУШИ И ТЕЛА

Вопрос. В какой миг душа соединяется с телом?

— Соединение начинается при зачатии, но оно полно лишь в момент рождения. От мгновения зачатия дух, предназначенный жить в данном теле, соединен с ним флюидической связью, которая все более усиливается до того мига, пока дитя не выйдет на свет; крик, который испускает тогда младенец, есть возвестие того, что он теперь входит в число людей и призван служить Богу.

Вопрос. Соединение духа и тела, окончательно ли оно в миг зачатия?

Во время этого первого этапа мог бы дух отказаться жить в назначенном ему теле?

—        Соединение  окончательно  в  том

смысле,  что какой-либо другой дух не

смог бы заместить того, который назначен

для данного тела; но так как нити, связы

вающие его с ним, еще очень слабы, то

легко обрываются и могут порваться по

воле духа, отступающего перед избран

ным им самим испытанием; но тогда ребе

нок не будет жить.

Вопрос. Что происходит с духом, если тело, которое он избрал, умирает до рождения?

—        Он выбирает себе другое.

—        Какова может быть полезность этих

преждевременных смертей?

—        Причиною этих смертей чаще всего

являются несовершенства материи.

Вопрос. Какую полезность может иметь для духа его воплощение в теле, которое умирает несколько дней спустя после своего рождения?

—        В этом случае дух не обладает пол

ным   сознанием   своего   существования;

смерть не имеет почти никакой важности;

зачастую,   как мы говорили, это просто

испытание для родителей.

Вопрос. Знает ли дух заранее, что тело, которое он выбрал, не имеет шансов на жизнь?

—        Иногда он это знает, но если он выби

рает его по этой самой причине, то это зна

чит лишь, что он отступает перед испыта

нием.  •

Вопрос. Когда по какой-либо причине воплощение духу не удалось, то сразу ли оно заменяется каким-то другим существованием?

—        Не всегда сразу; духу нужно время,

чтобы сделать новый выбор, если только

неудавшееся воплощение не было наме

чено таковым заранее.

Вопрос. Дух, будучи раз соединен с телом ребенка и когда от него уже нельзя отказаться, сожалеет ли он порою о сделанном им выборе?

—        Хочешь ли ты этим сказать, что как

человек он жалуется на жизнь, которою

обладает? Не хотелось ли бы ему жить

другой жизнью? Да, если бы он сожалел о

сделанном им выборе; но нет, он ведь не

знает,   что  это  он  избрал  себе  такую жизнь.

Дух, будучи раз воплощен, не может сожалеть о выборе, который он теперь не сознает как сделанный им, но он может найти, что бремя слишком тяжело, и если он сочтет его превышающим свои силы, то тогда он прибегает к самоубийству.

Вопрос. В промежутке от зачатия до рождения пользуется ли дух всеми своими способностями?

—        Более или менее в зависимости от

периода, поскольку он еще не воплощен,

а только соединен.

С мига зачатия тревога начинает овладевать духом, а это предупреждает о том, что близится мгновение, когда придется начать новое существование; тревога эта все возрастает до самого рождения; в этом промежутке его состояние приблизительно соответствует состоянию воплощенного духа во время сна тела; по мере того как приближается момент рождения, мысли его стираются, равно как и воспоминание о прошедшем, которого, вступив в жизнь, он, будучи человеком, более не сознает; но это воспоминание ему мало-помалу возвращается в его состоянии духа.

Вопрос. В момент рождения сразу ли дух обладает полнотою своих возможностей?

—        Нет, они развиваются постепенно

вместе с органами. Для него это новая

жизнь, и нужно, чтобы он научился поль

зоваться своими новыми орудиями; мыс

ли мало-помалу возвращаются к нему,

как это происходит у человека, пробуж

дающегося ото сна и который оказывается

в положении отличном от того, в каком он

был накануне.

Вопрос. Поскольку соединение духа и тела не полно и окончательно устанавливается лишь после рождения, то можно ли считать, что зародыш имеет душу?

—        Дух,  который должен одушевить

его, существует некоторым образом вне

его; зародыш, стало быть, строго говоря,

не имеет души,  поскольку воплощение

еще только на пути осуществления; но он

связан с той душой, которою должен об

ладать.

Вопрос. Как следует понимать внутриутробную жизнь?

—        Это жизнь прорастающего растения.

Ребенок  не живет жизнью животного.

Человек содержит в себе жизнь животную и жизнь растительную, каковые он дополняет с рождения жизнью духовной.

Вопрос. Есть ли, как на то указывает наука, дети, которые от лона матери не родились жизнеспособными и с какой целью это имеет место?

—        Это часто случается. Бог позволяет

это как испытание либо для родителей,

либо же для воплощающегося духа.

Вопрос. Есть ли мертворожденные дети, которые не были предназначены для . воплощения духа?

—        Да, есть такие, которые никогда не

имели духа, который должен был бы в

них воплотиться: для них ничто не долж

но было произойти. И тогда ребенок этот

является лишь для родителей.

—        Может ли подобное существо до

стичь конца срока?

—        Да, иногда, но и тогда оно не будет

жить.

—        Всякий   ребенок,   переживающий

свое рождение, необходимо, стало быть,

обладает духом, коий в нем воплощен?

—        Чем бы он был без него? Это не бы

ло бы человеческое существо.

Вопрос. Каковы для духа последствия аборта?

—        Это существование, которого не бы

ло и которое надо начинать заново.

Вопрос. Является ли аборт преступлением, независимо от времени зачатия?

—        Всегда есть преступление, как толь

ко вы преступаете закон Божий. Мать или

кто иной всегда совершает преступление,

отнимая у ребенка жизнь до его рожде

ния, ибо это значит помешать душе выне

сти испытания, орудием коих должно бы

ло быть данное тело.

 

ВЛИЯНИЕ ОРГАНИЗМА

Вопрос. Дух, соединяясь с телом, отождествляет ли он себя с материей?

—        Материя — лишь оболочка духа,

как одежда — оболочка тела. Дух, соеди

няясь с телом, сохраняет свойства своей

духовной природы.

Вопрос. Проявляются ли способности духа после соединения его с телом во всей их полноте?

—        Проявление способностей зависит

от  органов,   служащих  орудиями  этого

 

проявления; они ослабляются грубостью материи.

—        В согласии    с этим материальная

оболочка должна быть препятствием для

свободного проявления способностей ду

ха, подобно тому как матовое стекло пре

пятствует свободному прохождению све

та?

—        Да, к тому же весьма матовое.

Вопрос. Подчинено ли свободное пользование способностями души развитию органов?

—        Органы — суть орудия проявления

способностей души; это проявление нахо

дится в прямой зависимости от развито

сти и степени совершенства этих самых

органов, подобно тому как качество рабо

ты зависит от качества инструментов, ко

торыми ее выполняют.

Вопрос. Можно ли из этой теории влияния органов вывести связь между развитостью мозговых органов и развитостью нравственных и интеллектуальных качеств?

—        Не путайте причину со следствием.

Дух всегда имеет способности, коие ему

присущи; главное то, что не органы дают

способности, но способности побуждают

развитие органов.

—        В  согласии  с этим   разнообразие

склонностей    у    человека объясняется

единственно  положением, коего  достиг

дух?

—        Сказать, что это единственно, зна

чит сказать не совсем точно; качества ду

ха, который может быть более или менее

развит, — это основа, суть, но следует

учитывать и влияние материи, которая

более или менее сковывает проявление

этих способностей.

Комм. Воплощаясь, дух привносит некоторую предрасположенность, потребность в том или ином качестве, свойстве; и если допустить для каждой способности по отдельному органу, соотносящемуся с мозгом, то развитие этих органов будет следствием, а не причиной. Если бы способности имели свое начало в органах, то человек был бы попросту машиной, лишенной какой-либо свободы воли и не способной отвечать за свои поступки.

Нужно было бы допустить и то, что самые великие гении — ученые, поэты, художники — гениальны лишь потому, что случай предоставил им специфические органы, из чего уже следует, что без этих органов они бы никак не были гениями и что самый последний глупец мог бы достичь величины Ньютона, Вергилия или Рафаэля, если б его снабдить такими же органами; предположение еще более вздорное, если применить его к моральным качествам.

Предположите же, наоборот, что специфические органы, коль таковые существуют, вторичны, что они развиваются упражнением способности, как мускулы укрепляются движением — и у вас не будет ничего иррационального. Возьмем самое тривиальное сравнение, сильное своей неоспоримостью. По некоторым физиономическим признакам вы без труда узнаете человека, подверженного выпивке; эти ли признаки делают его пьяницей или же его пьянство приводит к появлению этих признаков? Можно сказать, что органы отмечены печатью проявляющихся через них способностей.

 

ИДИОТСТВО, БЕЗУМИЕ. СУМАСШЕСТВИЕ

Вопрос. Мнение о том, будто у кретинов и идиотов душа низшего порядка, основательно ли они?

—        Нет, душа у них человеческая, за

частую более разумная, нежели вы прла-

гаете, и коия страдает от недостаточности

средств, каковыми они располагают для

того, чтобы сообщаться с вами, как немой

страдает от того, что не может говорить.

Вопрос. Какова цель провидения при создании столь обездоленных существ, как кретины и идиоты?

—        В телах идиотов живут наказанные

духи. Эти духи страдают от принужде

ния, которое они испытывают, и от бесси

лия,  в каковом находятся,  чтобы про

явиться посредством неразвитых или не

исправных органов.

—        Стало быть, все-таки будет не точно

сказать, что органы никакого влияния на

способности не имеют?

—        Мы никогда и не говорили, будто

органы не имеют влияния; влияние их на

проявление способностей весьма велико,

но они не дают самих этих способностей;

в этом разница. Если хороший музыкант

станет исполнять музыку на плохом ин

струменте,   то   настоящей   музыки   не

получится, но это вовсе не помешает

ему быть хорошим музыкантом^

Комм. Следует различать состояние нормальное и состояние патологическое. В нормальном состоянии духовный настрой преодолевает препятствие, которое ему воздвигает материя; но бывают такие случаи, когда материя оказывает настолько сильное сопротивление, что в результате духовные проявления оказываются скованы и искажены, как это происходит при слабоумии и сумасшествии; это патологические случаи, и так как в этом состоянии душа не пользуется полнотою своей свободы, то даже не всегда справедливый человеческий закон освобождает ее от ответственности за свои действия.

Вопрос. Какова может быть заслуга такого существования для существ, которые, будучи идиотами или кретинами, не могут развиваться?

—        Это искупление,  наложенное на

них   за   злоупотребление   некоторыми

способностями;   это   время   остановки

движения.

—        Таким образом, тело идиота мо

жет заключать в себе дух, который в

предыдущем существовании одушевлял

гения?

—        Да, гений порою становится бедст

вием, когда им злоупотребляют.

Комм. Нравственное превосходство над интеллектуальным, и величайшие гении могут иметь многое, что им должно искупить; отсюда для них часто существование низшее тому, которое они уже провели и отсюда же причина их Страданий; стеснения и препятствия, которые дух встречает в своих проявлениях, суть для него как бы цепи, сковывающие движения силача. Можно сказать, что кретин и идиот калечность свою имеют в своем мозге, так же как хромой — в своих ногах, а слепец — в глазах.

Вопрос. Идиот, будучи духом, сознает ли он свое умственное состояние?

—        Да, очень часто он сознает его; он

понимает,  что цепи, сковывающие его

выход, суть испытание или искупление.

Вопрос. Каково положение духа в сумасшествии?

—        Дух в свободном своем состоянии

получает впечатления прямо и воздейст

вует на материю непосредственно; но, бу

дучи воплощен, он оказывается в услови

ях, совершенно отличных от этого, и в не

обходимости делать все это лишь при по

средстве особых органов, для того пред

назначенных. Стоит только некоторым из

этих органов или всем им повредиться,

как его действие и его впечатления в том,

что касается этих органов, оскажутся на-

рушенными. Если он потеряет глаза, то станет слеп; если слух, то сделается глух и т.д.

Представь теперь, что орган, возглавляющий проявления ума и воли, будет частично или полностью поврежден либо же изменен, и тебе нетрудно будет понять, что так как дух имеет в своем распоряжении лишь органы несовершенные или природа коих извращена, то из этого должны следовать расстройство, разлад, каковые дух, сам по себе и внутри себя, прекрасно сознает, но которые он не властен устранить.

—        Тогда, выходит, причиною такого

разлада всегда является тело, а не дух?

—        Да, но не надо упускать из виду,

что, так же, как дух воздействует на ма

терию, так и она в известной степени

ответно влияет на него, и что дух может

временно   быть   затронут   ухудшением

органов, через которые он проявляется и

получает свои впечатления.

Может случиться, что с течением времени, если безумие длилось долго, повторение тех же действий в конце концов будет иметь на дух такое влияние, от которого он сможет быть освобожден лишь после полного отделения его от всякого материального впечатления.

Вопрос. В чем причина того, что безумие порой ведет к самоубийству?

—        Дух страждет от давления, которое

на себе испытывает, и от бессилия, в ка

ковом он пребывает, чтобы проявлять

ся свободно, поэтому он и ищет в смер-

Ш ти средство разбить сковывающие его цепи.

Вопрос. Дух умалишенного, испытывает ли он после смерти расстройство своих способностей?

—        Он может испытывать его еще ка

кое-то время и после смерти, пока полно

стью не освободится от материи, подобно

тому как человек по пробуждении какое-

то время ощущает еще некоторую неяс

ность сознания, в которую погрузил его

сон.

Вопрос. Как повреждение мозга может повлиять на дух после смерти?

—        Оно будет для него лишь воспоми

нанием; тяжесть давит на духа, и так как

он не сознает все, что произошло с ним за

время его безумия, то ему всегда нужно

некоторое время, чтоб вернуться к нали

чествующей действительности; именно по

этой причине оказывается, что, чем доль-

 ше длилось при жизни его безумие, тем дольше длится стеснение, зажатость после смерти.

Дух, освободившийся от тела, еще какое-то время сохраняет такое ощущение, словно он все еще закован в цепи.

 

ВЫСВОБОЖДЕНИЕ ДУШИ. СОН И СНОВИДЕНИЯ

Вопрос. С удовольствием ли воплощенный дух пребывает в своей плотской оболочке?

—        Это все равно, как ты бы спросил,

нравится ли узнику быть в тюрьме. Воп

лощенный дух непрестанно стремится к

освобождению, и чем более груба его обо

лочка, тем более желает он от нее освобо

диться.

Вопрос. Отдыхает ли душа во время сна, как и тело?

—        Нет, дух никогда не остается безде

ятельным. Во время сна нити, связующие

его с телом, послабляются, и так как тело

не имеет в нем нужды, он пробегает про

странства и вступает в более прямое сно

шение с другими духами.

Вопрос. Как можем мы судить о свободе духа во время сна?

—        Через сновидения.  Можешь быть

уверен, что когда тело отдыхает во сне, у

духа больше способностей, чем в состоя

нии бдения; у него есть воспоминание о

прошлом и иногда предвидение будущего;

он обладает большей силой и может всту

пить в общение с другими духами, как

живущими в одном с ним мире, так и с те

ми, что живут в каком ином.

Вы часто говорите: «Я видел странный сон, страшный сон, но то было настолько невероятно, что ни на что не похоже»; вы заблуждаетесь, говоря так; очень часто это просто воспоминание о тех местах и вещах, которые вы видели или которые увидите в ином существовании или в какой другой миг. Поскольку тело оцепенело, дух старается порвать свою цепь, для чего он и предпринимает поиски в прошлом или будущем.

Бедные вы, люди, как мало известны вам самые обычные явления жизни! В и полагаете себя достаточно учеными, но самые обыденные вещи приводят вас в затруднение; на этот вопрос всех детей: что мы делаем, когда спим? что такое сны? — вам и ответить нечего.

Сон частично освобождает душу от тела. Когда человек спит, он временно оказывается в том состоянии, в каком закрепляется уже надолго после смерти. У духов, при смерти быстро освобождающихся от материи, были в свое время разумные сновидения; во сне они общаются с существами более высокостоящими: они путешествуют, беседуют с ними и учатся у них; они трудятся даже над делами, которые находят там вполне завершенными, когда умирают здесь. Это должно еще раз научить вас не бояться смерти, поскольку, по словам одного святого, вы умираете ежеденно.

При посредстве сна воплощенные духи находятся в постоянном сношении с миром свободных духов, и именно это позволяет высшим духам без особого отвращения воплощаться среди вас. Бог пожелал, дабы они при соприкосновении своем с пороком могли пойти набраться сил в источнике добра, чтобы им, пришедшим просвещать других, самим не впасть в заблуждение. Сон есть ворота, распахнутые им Богом, чтоб они могли пройти к своим небесным друзьям; это отдых после трудов в ожидании великого окончательного освобождения, должного вернуть их в их истинную среду.

Сновидение есть воспоминание о том, что дух ваш видел во время сна; но заметьте, что у вас не всегда бывают сновидения, так как вы не всегда вспоминаете о том, что вы видели, или обо всем том, что вы видели. Это вовсе не ваша душа во всем своем проявлении; зачастую это лишь воспоминание о смятении, сопровождавшем ваше отбытие или возвращение, к которому присоединяется воспоминание о том, что вы сделали, или о том, что постоянно занимает вас в состоянии бдения; иначе как объяснили бы вы самые нелепые сны, которые видят как наиболее ученые, так и самые простые смертные? Злые духи используют сновидения для того, чтоб мучить души слабые и робкие.

Впрочем, вы вскорости увидите, как разовьется иной род сновидений; он также древен, как и тот, что известен вам, но вы о нем еще не ведаете. Видения Жанны д'Арк, видения св.Якова, видения еврейских пророков и некоторых индийских святых; этот род сновидений есть воспоминание души, полностью высвободившейся из тела, воспоминание о той второй жизни, про какую я вам сейчас говорил.

Старайтесь различать оба эти рода сновидений в том, что вам припоминается; без этого вы впадете в противоречия и ошибки, кои станут пагубны для вашей веры.

Комм. Сновидения суть продукт высвобождения души, делающейся более независимой при прекращении деятельной жизни и связи с физическим миром. Отсюда и своего рода неопределенное ясновидение, простирающееся в места самые отдаленные или никогда не виданные, а иногда даже и в другие миры, на другие планеты. Отсюда же еще и воспоминание, воспроизводящее в памяти события, происшедшие в ходе настоящего или предшествующих существований; странность образов того, что происходит или произошло в неведомых мирах, перемешанных с вещами мира нынешнего, и образует причудливые и неясные картины, которые, как кажется, не имеют ни смысла, ни связи.

Непоследовательность сновидений объясняется также и теми пропусками, которые производит неполное воспоминание о том, что явилось нам во сне. Таким оказался бы рассказ, если б его наугад составить из отдельных фраз или обрывков фраз написанного целого: при утрате этого целого оставшиеся фрагменты, если собрать их воедино, оказались бы лишенными всякого смысла и вразумительности.

Вопрос. Почему мы не всегда помним о том, что нам снилось?

—        В том, что ты называешь сном, при

сутствует лишь то, что есть не более чем

отдых тела, ибо дух пребывает в постоян

ном движении; там он вновь обретает что-

то от своей свободы и обращается с теми,

кто ему дорог, либо в этом мире, либо в

мирах иных; но так как тело является про

изводным материи тяжелой и грубой, то

оно с трудом удерживает впечатления,

полученные духом, ибо дух получил их

не через посредство органов тела.

Вопрос. Что следует думать о значении, которое приписывается снам?

—        Сны вовсе не так вещи, как то пони

мают самозванные оракулы, ибо нелепо

верить, будто появление какой-либо вещи

во сне возвещает ее осуществление наяву.

Сны верны в том смысле, что они пред

ставляют действительные для духа обра

зы, но которые нередко никак не связаны

с тем, что происходит в физической жиз

ни; часто также, как мы сказали, это

просто воспоминание; иногда, наконец, это может быть некоторое предчувствие грядущего, если то позволяет Бог, или видение того, что в данный миг происходит в каком-либо ином месте и куда душа перенеслась.

Разве нет у вас множества примеров того, как людям во сне являются их родственники или друзья с тем, чтоб предупредить их о том, что случится с ними? Что такое еще эти появления, как не души или духи этих людей, приходящих, чтоб общаться с вами? Когда вы обретете уверенность, что то, что вы видели, действительно имело место, не правда ли, это будет доказательством в пользу того, что воображение здесь ни при чем, особенно если вещь эта никоим образом не была у вас в мыслях накануне?

Вопрос. Во сне часто видятся вещи, похожие на предчувствия, но которые, однако, не исполняются; отчего это происходит?

—        Они могут исполниться для духа,

если не для тела, т.е. дух видит вещь,

коию он желает, потому что скоро он об

ретет ее. Не надо забывать, что во время

сна душа всегда более или менее находит

ся под влиянием материи и что, стало

быть, она никогда полностью не освобож

дается от земных идей; из этого следует,

что заботы предыдущего дня могут при

дать тому, что видится во сне, видимость

желанного или того, чего опасаются; это

именно и есть то, что можно назвать дей

ствием  воображения.  Когда  человека

сильно занимает какая-либо идея, то

он увязывает с ней все, что только ви

дит.

Вопрос. Когда во сне мы видим, как живые и здравствующие люди, коих мы прекрасно знаем, совершают действия, о которых они ни в коей мере не помышляют, не будет ли это чистейшим действием воображения?

—        «О которых они ни в коей мере не

помышляют» — что ты об этом знаешь?

Их дух может навещать твой, равно как и

твой навещать их, и ты не всегда знаешь,

о чем они думают. А затем также, по от

ношению к тем, кого вы знаете, вы, по

своему желанию,  часто применяете то,

что произошло или происходит в других

существованиях.

Вопрос. Необходимо ли для высвобождения духа, чтобы тело было погружено в полный сон?

—        Нет, дух вновь обретает свою свобо

ду, как только органы ощущений отклю

чаются; чтобы высвободиться, он пользу

ется всеми мгновениями передышки, ко

торые  только  ему  предоставляет  тело.

Как только наступает упадок жизненных

сил, дух высвобождается, и чем тело сла

бее, тем дух свободнее.

Комм. Поэтому-то полусон или просто претупление чувств часто вызывают те же образы, что и сон.

Вопрос. Иногда бывает, что нам кажется, словно мы слышим слова, с отчетливостью произносимые внутри нас и которые никак не связаны с тем, что нас в данную минуту занимает; отчего это происходит?

—        Да, и это даже могут быть целые

фразы, в особенности это случается, когда

внешние  ощущения  начинают  притуп

ляться. Иногда это слабое эхо слов духа,

желающего общаться с тобой.

Вопрос. Часто в состоянии, которое еще не является полусном, когда глаза у нас закрыты, мы видим отчетливые образы, лица, мы схватываем малейшие детали; действие ли это зрения либо же воображения?

—        Поскольку тело обездвижилось, дух

стремится разбить свои цепи: он перено

сится и видит; если бы сон был полным,

то это было бы сновидением.

Вопрос. В летаргии может ли дух полностью отделиться от тела так, чтобы придать этому последнему все внешние признаки смерти и затем вновь вернуться в него?

—        В летаргии тело не умерло,  по

скольку жизнедеятельность в нем продол

жается; жизненная сила пребывает в нем

в скрытом состоянии, как в куколке у ба

бочки, но она никоим образом не уничто

жена; а дух соединен с телом, пока оно

живо; стоит действительной смерти и рас

паду органов порвать эти связи, отделе

ние оказывается полным, и дух уже боль

ше   не   возвращается.   Когда   человек,

имевший все признаки смерти, возвраща

ется к жизни, то это значит, что смерть не

была полной.

Вопрос. Можно ли своевременно оказанным уходом восстановить связи, готовые оборваться, и таким образом вернуть к жизни того, кто при отсутствии подобной помощи умер бы окончательно?

— Да, несомненно, и вы что ни день имеете тому свидетельства. Магнетизм в этом случае часто является могучим средством, поскольку он сообщает телу жизненный флюид, которого ему не хватает или было недостаточно, чтобы поддер--жать работу органов.

Комм. Летаргия и каталепсия имеют одинаковую причину, которая есть временная утрата чувствительности и движения вследствие некоторой еще не объясненной физиологической причины; они разнятся тем, что в летаргии остановка жизненных сил полная и сообщает телу все внешние признаки смерти, тогда как в каталепсии она локализована и может затрагивать большую или меньшую часть тела таким образом, что предоставляет ему свободу проявления, что не позволяет перепутать каталепсию со смертью.

Летаргия всегда натуральна; каталепсия иногда спонтанна, но она может быть искусственно вызвана и устранена магнетическим влиянием.

 

СОМНАМБУЛИЗМ

Вопрос. Естественный сомнамбулизм, имеет ли он отношение к сновидениям? Как можно его объяснить?

— Это некоторая независимость души, более полная, чем во сне, и тогда ее способности оказываются более проявленными; у нее есть восприятия, которыми она не обладает и в сновидении, каковое само по себе не что иное, как состояние неполного сомнамбулизма.

В сомнамбулизме дух полностью принадлежит самому себе; так как материальные органы в значительной мере отключены, то они не получают больше впечатлений ИЗВНЕ. Это состояние проявляется в особенности во время сна; это миг, когда дух может временно покинуть тело, так как оно предается отдыху, необходимому для материи. Когда производятся самнабулические явления, то дух, занятый выполнением того или иного действия, использует свое тело точно так же, как в феноменах физических проявлений он пользуется столом или каким иным материальным предметом, или даже вашей рукой при прямом письме.

В сновидениях, которые припоминаются, органы, включая сюда и органы памяти, начинают пробуждаться, и в несовершенном виде они получают впечатления, произведенные предметами или причинами внешними, и передают их духу, который, сам находясь тогда в отдыхе, воспринимает из них лишь смутные и часто бессвязные впечатления, внешне не имеющие никакой причины быть, перемешанные смутными воспоминаниями либо из этого существования, либо из предыдущих.

Легко поэтому понять, отчего у сомнамбул нет никакого воспоминания и почему сновидения, остающиеся в памяти, чаще всего не имеют никакого смысла. Я говорю «чаще всего», ибо случается, что они суть последствия некоторого точного воспоминания событий предыдущей жизни и даже иногда своего рода наитивное знание грядущего.

Вопрос. Сомнамбулизм, называемый магнетическим, связан ли он с естественным сомнамбулизмом?

—        Это то же самое, но только вызван

ное искусственно.

Вопрос. Какова природа магнетического флюида?

—        Это жизненный флюид, анимализо-

ванное электричество, являющееся видо

изменением вселенского флюида.

Вопрос. Какова причина сомнамбулического ясновидения?

—        Мы сказали уже: это видит сама ду

ша.

Вопрос. Каким образом сомнамбула может видеть сквозь непрозрачные тела?

—        Непрозрачными тела  могут быть

только для ваших грубых глаз; разве не

сказали мы, что для духа материя никак

не является препятствием, поскольку он

свободно проходит сквозь нее. Часто он

говорит вам, что он смотрит лбом, коле

ном и т.д.; потому что вы, будучи цели

ком погружены в материю, не можете по

нять, что он может видеть без посредства

органов зрения; он и сам нередко в силу

того желания, что так вам свойственно,

полагает, будто ему нужны эти органы;

но если вы предоставите его самому себе,

то он поймет, что видит он всеми частями

своего тела или, лучше сказать, видит вне

своего тела.

Вопрос. Поскольку ясновидение сомнамбулы есть ясновидение ее души или духа, то почему она видит не все и почему часто ошибается?

—        Прежде всего несовершенным духам не дано видеть все и обо всем знать; ты прекрасно понимаешь, что они разделяют еще ваши заблуждения и предрассудки; и потом, когда они привязаны к материи, они не пользуются всей полнотой своих духовных способностей. Бог дал человеку эту способность, дабы тот применял ее ради цели полезной и серьезной, а не для того, чтоб он узнал то, чего он не должен знать; вот почему сомнамбулы не могут сказать всего.

Вопрос. Каков источник врожденных идей у сомнамбулы и как может она с точностью говорить о вещах, коих не ведает в состоянии бдения, каковые даже находятся далеко за пределами ее умственных способностей?

— Получается, что сомнамбула обладает большими познаниями, чем ты ей приписываешь; только они пребывают у нее в дремном бездействии, потому как нынешняя оболочка ее слишком несовершенна, для того чтоб сомнамбула могла о них вспомнить. Но в конечном счете, что с того? Дух, воплощенный в материю для исполнения своего назначения, попав к нам, оказывается в таком состоянии, что оно пробуждает его от летаргии.

Мы весьма часто говорили тебе о том, что мы возрождаемся многократно; это-то изменение и вынуждает его материально терять то, что он мог узнать в предыдущем существовании; входя в состояние, которое ты называешь кризом, он многое вспоминает о себе, хотя и не всегда все; лн знает, но не мог бы сказать, откуда он это знает, ни того, как он обладает этими знаниями. Как только криз проходит, всякое воспоминание стирается, и он вновь вступает в полную темноту.

Комм. Опыт показывает, что сомнамбулы получают также сообщения и от других духов, которые передают им то, что они должны сказать и замещают их в случае их недостаточности; это особенно заметно в медицинских предписаниях; дух сомнамбулы видит болезнь, а другой указывает ему, какое нужно лекарство и. лечение. Это двойное действие иногда совершенно явно и обнаруживается, помимо того, в выражениях вроде: «мне говорят, чтоб я сказал» или «мне запрещают говорить это». В этом последнем случае всегда опасно настаивать в получении ответа, который вам отказываются дать, так как это предоставляет духам легкомысленным возможность вмешаться, а они уже говорят без зазрения совести и не заботясь об истине.

Вопрос. Как объяснить способность некоторых сомнамбул к видению на расстоянии?

—        Душа не переносится ли на самые

различные расстояния во время сна? То

же самое и в сомнамбулизме.

Вопрос. Связана ли большая или

меньшая степень развитости сомнамбули

ческого ясновидения с физической орга

низацией или природой воплощенного ду

ха?

—        И с тем и с другим; бывает такое

физическое устроение, которое благопри

ятствует или препятствует высвобожде

нию духа из материи.

Вопрос. Способности, коими пользуется сомнамбула, те же ли это самые способности, какими обладает дух после смерти тела?

—        До некоторой степени, ибо следует

учитывать влияние материи, с которой он

еще связан.

Вопрос. Может ли сомнамбула видеть других духов?

—        Большинство их видит духов очень

хорошо; это зависит от степени и от ха

рактера их ясновидения; но иногда они

поначалу не отдают себе в этом отчета и

принимают их за физические существа;

это в особенности случается с теми, у кого

нет ни малейшего понятия о спиритизме;

они еще не понимают сущности духов;

это удивляет их, и поэтому они верят в

то, будто видят живых людей.

Комм. То же в миг смерти происходит с теми, кто еще считают себя живыми. Ничто кругом их не представляется им изменившимся, духи кажутся им наделенными телами, похожими на наши, и они принимают видимость своего собственного тела за реальное тело.

Вопрос. Сомнамбула, видящая на расстоянии, видит ли она из той точки, в которой находится ее тело, либо же из той, в каковой пребывает ее душа?

—        К чему этот вопрос, если видит душа, а не тело?

Вопрос. Поскольку в пространстве переносится душа, то как сомнамбула может получать своим телом ощущение холода и жара в том месте, где находится ее душа, которая порой оказывается изрядно далеко от тела?

—        Душа отнюдь не полностью покинула тело; она всегда связана с ним незримой нитью; эта-то нить и является проводником ощущений. Когда два человека, находящихся в разных городах, общаются друг с другом посредством электричества, то связующей нитью их мыслей является электричество, и поэтому они общаются,, как если бы были рядом друг с другом.

Вопрос. Применение, которое сомнамбула дает своей способности, влияет ли оно на состояние ее духа после ее смерти?

— Влияет, и очень, как и всякое иное, плохое или хорошее, пользование любыми способностями, вверенными Богом человеку.

 

СТРАДАЮЩИЕ СУДОРОГАМИ

Вопрос. Играют ли духи какую-либо роль в явлениях, происходящих с теми, кто страдают судорогами?

—        Да, и весьма немалую, так же, как

и магнетизм,  являющийся первопричи

ной этого; но шарлатанство часто исполь

зовало и преувеличивало эти явления,

что и довело до насмешек.

—        Какова обыкновенно природа ду

хов, содействующих этим явлениям?

—        Весьма невысокая; или вы вообра

жаете, будто сие может быть привлека

тельно для духов высших?

Вопрос. Как происходит то, чтб ненормальное состояние судорог и припадков внезапно охватывает довольно большую группу людей?

—        Симпатический эффект; нравствен

ные предпосылки в некоторых случаях

сообщаются очень легко; вы не настолько

чужды магнетических влияний, чтоб не

понять этого, а также и долю участия в

этом некоторых духов, которые оказыва

ются задействованы в силу симпатии к

тем, кто влияния эти вызывает.

Комм. Среди необычных явлений, наблюдаемых у припадочных, без труда отмечаются те, многочисленные примеры коих предлагают сомнамбулизм и магнетизм: таковы среди прочих физическая бесчувственность, чтение мыслей, симпатическая передача болевых ощущений и т.д.

Стало быть, не приходится сомневаться в том, что припадочные находятся в своего рода состоянии пробужденного сомнамбулизма, вызванного влиянием, которое они оказывают один на другого. Они без своего ведома являются одновременно магнетизерами и магнетизируемыми.

Вопрос. Какова причина физической бесчувственности, отмечаемой либо у некоторых припадочных, либо у тех, кого подвергают самым жестоким пыткам?

—        У некоторых из них это последствие

исключительно магнетическое, воздейст

вующее на нервную систему тем же обра

зом, что и некоторые химические веществ

ва. У других мысленное возбуждение при

тупляет  чувствительность,   потому  как

жизнь словно бы ушла из тела, чтоб со

средоточиться в духе. Разве вы не знаете,

что когда дух чем-то сильно озабочен, то

тело ничего не чувствует, не видит и не

слышит?

Комм. Фанатическая экзальтация и энтузиазм при пытках нередко являют пример такого спокойствия и хладнокровия, каковые торжествуют над острой болью, что все это может быть понятно, лишь допустив, будто чувствительность оказывается нейтрализованной неким родом анестизирующего влияния. Как известно, в разгаре боя человек часто не замечает, что он получил тяжелую рану, тогда как в обычных обстоятельствах простая царапина вызывала у него дрожь.

Поскольку явления эти зависят от некоторой физической причины и от действия некоторых духов, то можно спросись себя, как внешнее влияние могло остановить их в некоторых случаях. Причина тому проста. Действие духов здесь лишь вторично; они просто пользуются естественной предрасположенностью.

Влияние не устраняет этой предрасположенности, оно устраняет лишь поддерживающую и возбуждающую их причину; из активной она становится потенциально возможной, и влияние это право, поступая так, ибо в противном случае из этого бы вышло лишь злоупотребление и скандал. Впрочем, известно, что вмешательство это бессильно, когда духи действуют напрямую и стихийно.

 

ПРОНИКАНИЕ НАШЕЙ МЫСЛИ ДУХАМИ

Вопрос. Видят ли духи все, что мы делаем?

—        Они могут видеть это, поскольку вы

постоянно окружены ими; но все же каж

дый видит  лишь то, на что он обращает

внимание; ибо что до тех вещей, коие ему безразличны, то он о них не заботится.

Вопрос. Могут ли духи знать наши самые заветные мысли?

—        Нередко они знают и то, что вам бы

хотелось скрыть от самих себя; ни поступ

ки, ни мысли не могут быть от них сокры

ты.

—        Получается, что легче утаить что-

либо от человека, пока он жив, и уж со

всем невозможно сделать этого, после то

го как он умер?

Именно так, и когда вы полагаете, будто вы надежно укрыты от посторонних глаз, то в эту-то самую минуту вы довольно часто оказываетесь в окружении толпы духов, кои на вас смотрят.

Вопрос. Что думают о нас духи, окружающие нас и на нас смотрящие?

— Всякое бывает. Озорным духам весело, когда они устраивают вам мелкие проделки, в особенности если вы теряете из-за этого терпение. Духи же серьезные жалеют вас в ваших невзгодах и стараются помочь вам.

 

ОККУЛЬТНОЕ ВЛИЯНИЕ ДУХОВ НА НАШИ МЫСЛИ И ДЕЙСТВИЯ

Вопрос. Влияют ли духи на наши мысли и действия?

—        В этом отношении влияние их более

велико, чем вы полагаете, ибо весьма час

то именно они направляют вас.

Вопрос. Есть ли у вас мысли, которые свойственны нам, и те, что нам внушены?

—        Ваша душа есть дух, коий мыслит,

вам известно, что по одному и тому же

предмету вам приходит в голову несколь

ко мыслей, зачастую друг другу противо

речащих; так вот: среди них всегда есть

те, что идут от вас, и те, что приходят от

нас; и в неуверенность вам приводит то,

что в вас находятся две идеи, сражающие

ся одна с другой.

Вопрос. Как отличать мысли,присущие нам, от тех, что нам внушены?

—        Когда мысль вам внушается, то вам

как бы говорит некий голос. Собственные

мысли — это, как правило, мысли первого

побуждения. Впрочем, для вас нет боль

шого толку в этом различении, и зача

стую вам полезно и не знать этого вовсе,

человек поступает тогда с большей свобо

дой; если он определяется в сторону добра,

то делает он это тогда с большей охотой; если же он избирает дурной путь, то тогда и ответственность его за то становится больше.

 

НЕБЫТИЕ — БУДУЩАЯ ЖИЗНЬ

Вопрос. Почему у человека инстинктивный ужас перед небытием?

—        Потому что небытия нет.

Вопрос. Откуда берется у человека инстинктивное предчувствие будущей жизни?

—        Мы уже сказали: перед этим его воплощением дух его знал все, и душа сохраняет смутное воспоминание о том, что она знает и видела в духовной своей жизни.

Комм. Во все времена человек заботился о своем загробном будущем, и это более чем естественно. Какое бы значение ни предавал он текущей жизни, он не может не видеть, сколь она коротка и в особенности хрупка и уязвима, поскольку может оборваться в любой миг и поскольку он никогда не может быть уверен в своем завтрашнем дне. Чем же он становится после рокового мига?

Вопрос серьезен, ибо речь идет не о нескольких годах, но о вечности. Тот, кто должен провести долгие годы в чужой стране, беспокоится о том, какое положение он там займет; так как же нам не заботиться о положении, нас ожидающем по оставлении этого мира, ибо это будет навсегда?

Идея небытия имеет в себе нечто отталкивающее, отвращающее разум. Человек самый беззаботный при жизни, приближаясь к последнему мигу, спрашивает себя, чем он станет, и невольно надеется.

Верить в Бога, не допуская мысли о грядущей жизни, есть бессмыслица. Предчувствие лучшей жизни отыскивается во глубине душ всех людей; и Бог не мог поместить его там понапрасну.

Будущая жизнь означает сохранение нашей индивидуальности после смерти. В самом деле, что значило бы для нас пережить свое тело, если бы наша нравственная сущность должна была потеряться в океане бесконечности? Последствия этого для нас были бы равнозначны небытию.

 

ПРЕДЧУВСТВИЕ ГРЯДУЩИХ МУК И НАСЛАЖДЕНИЙ

Вопрос. Откуда берется встречающаяся у всех народов вера в грядущие муки и награды?

— Это все то же самое: предчувствие реальности, сообщаемое человеку воплощенным в нем духом, ибо, толком ведайте это, не напрасно некий внутренний голос говорит вам; ваша ошибка в том, что вы недостаточно слушаете его. Если бы вы хорошо и часто думали об этом, вы стали бы лучше.

Вопрос. Какое чувство преобладает у большинства людей в миг смерти, сомнение ли это, боязнь или надежда?

— Сомнение у закоренелых скептиков, боязнь у виновных, надежда у людей добра.

 

ПРИРОДА ГРЯДУЩИХ МУК И НАСЛАЖДЕНИЙ

Вопрос. Имеют ли муки и услады души после смерти в себе нечто материальное?

— Они не могут быть материальны, поскольку душа не есть материя; сам здравый смысл говорит вам это. Эти муки и услады не имеют в себе ничего плотского, и все же они в тысячу раз живее тех, какие вы ощущаете на земле, поскольку дух, раз освободившись от материи, делается гораздо более впечатлителен. Материя более не притупляет его ощущения.

Вопрос. Отчего человек зачастую составляет себе о страданиях и наслаждениях будущей жизни понятия столь грубые и глупые?

— Ум еще весьма слабо развит. Разве ребенок понимает так же, как взрослый? Впрочем, это зависит еще и от того, чему его научили, — здесь-то и имеется наибольшая нужда в реформе.

Язык ваш слишком неполон, чтобы выразить то, что находится вне вас; и тогда-то и понадобились сравнения, а вы эти образы и фигуры приняли за реальность; но по мере того как человек просвещается, мысль его понимает вещи, какие язык его не может выразить.

Вопрос. В чем заключается счастье добрых духов?

 — Знать все и вся; не иметь ни ненави

сти, ни ревности, ни зависти, ни тщесла

вия, ни какой другой страсти, составляю

щей несчастье людей. Любовь, соединяю

щих их, для них источник высшего бла

женства. Они не испытывают ни потреб

ностей, ни страданий, ни терзаний мате

риальной жизни; они счастливы тем, что

творят добро. В общем же счастье духов

всегда соразмерно степени их продвину-

тости. Правда, одни лишь чистые духи

наслаждаются высшим блаженством, но

ведь и все прочие отнюдь не несчастны.

Между теми,что дурны, и теми, что со

вершенны, есть бесконечное множество

степеней, в которых радости и наслажде

ния соответствуют состоянию их нравст

венности.       ,

Те, которые достаточно продвинуты/

понимают счастье идущих впереди них,»

они стремятся к нему, но для них это

предмет соревнования, а не зависти. Они

знают, что лишь от них самих зависит до

стичь этого, и трудятся ради этой цели со

спокойствием чистой совести и они счаст

ливы, что им не надо претерпевать стра

дания, коим подвергают себя те,кто пло

хи

Вопрос. Вы ставите отсутствие материальных нужд в число условий счастья духов; но не правда ли, удовлетворение этих потребностей является для человека источником наслаждений?

— Да, наслаждений зверя; и когда ты не можешь удовлетворить эти потребности, то это уже пытка.

Вопрос. Что следует разуметь, когда говорят, что чистые духи соединены в лоне Божьем и занимаются тем, что поют Ему хвалы?

— Это аллегория, обрисовывающая их. разумение совершенств Господних, поскольку они видят Его и Его понимают, но эту аллегорию, как и множество прочих, ни в коем случае не следует понимать буквально. Все в природе, начиная от песчинки, от атома, славит, поет, т.е. выражает собой всемогущество, мудрость и доброту Господню. Но не вздумай верить, будто сомны блаженных духов лре-бывают вечность в созерцании.

Такое счастье было бы глупо и однообразно; помимо того, оно было бы эгоистично, поскольку их существование оказалось бы бесконечной бесполезностью. У них нет больше терзаний, сопровождающих существование в теле, а уже только одно это наслаждение. И затем, как мы уже говорили, они знают и понимают все и вся. Они применяют ум, ими наработанный, на то, чтоб помочь прогрессу других духов, — это и есть род деятельности, коему они отдаются, и он в то же время источник духовных удовольствий.

Вопрос. В чем заключаются страдания низших духов?

—        Они так же разнообразны, как и

причины, их произведшие и соразмерные

степени несовершенства духов, как их на

слаждения соразмерны степени их совер

шенства. Страдания их можно свести к

следующему: завидовать во всем, чего не

достает им самим, чтоб быть счастливы

ми, и не мочь достичь этого; видеть сча

стье и не мочь его добиться; сожаление,

зависть, ярость, отчаяние в отношении

того, что не дает им быть счастливыми;

угрызения   совести,   невыразимая   мо

ральная напряженность. У них вожделе

ние всех наслаждений и невозможность

их удовлетворить, и это составляет их

главную муку.

Вопрос. Влияние, которое духи оказывают друг на друга, всегда ли оно положительно?

—        Всегда хорошо со стороны духов до

брых, это ясно само собой; но духи пороч

ные стремятся своротить с пути добра и

раскаяния тех, кто, как они считают, под

вержен их  влиянию и кого они часто

влекли ко злу при жизни.

—        Таким образом, смерть не освобож

дает нас от искушения?

—        Нет, не освобождает, но все же вли

яние злых духов на прочих духов значи

тельно меньше, чем на людей, потому что

духам не споспешествуют матерьяльные

страсти.

Вопрос. Как злым духам все-таки удается вводить прочих духов в искушение, если страсти последних не оказывают тем в этом поддержки?

—        Если страсти не существуют мате

риально, у духов отсталых они все-таки

еще существуют в их мысли; и злые в них

эти мысли поддерживают, завлекая свои

жертвы в те места, где они могут увидеть

бушевание этих страстей и все то, что мо

жет возбудить их.

— Но к чему эти страсти, если они не имеют под собой реальной почвы?

—        Именно в этом их наказание, мука,

казнь, если угодно: скупец зрит золото,

коим он не может обладать; распутник —

оргии, в коих он не может принять участия; честолюбец — почести, которых он желает и которыми не может насладиться.

Вопрос. Каковы самые большие страдания, которые могут претерпевать злые духи?

— Нет возможности дать описание некоторым нравственным мукам, коие являются наказанием за некоторые преступления; даже тому, кто терпит их, было бы затруднительно дать вам о них понятие; но бесспорно, самая страшная из них заключается в мысли о том, что он осужден безвозвратно и что претерпеваемое им будет длиться вечно.

Комм. О муках и страданиях души после смерти человек составляет понятие более или менее высокое в зависимости от состояния своего ума. Чем более ум его развит, тем чище и свободнее от материи это понятие: он понимает вещи с более рациональной точки зрения, он перестает буквально понимать стилистические фигуры образного языка.

Более просвещенный разум, научая нас тому, что душа есть существо чисто духовное, говорит нам тем самым, что она не может быть затронута впечатлениями, воздействующими лишь на материю. Но из этого не следует, чтобы она была свободна от страданий, ни того, чтоб она не получала наказаний за свои ошибки.

Спиритические сообщения имеют своим результатом показать нам будущее состояние души не как какую-то теорию, но . как действительную реальность. Они полагают перед нашими глазами все перипетии загробной жизни; но в то же время они показывают их нам как совершенно естественные последствия жизни земной, и хотя и освобожденные от фантастического обличья, созданного людским воображением, они не делаются оттого менее мучительны для тех, кто дал плохое употребление своим способностям.

Бесконечно разнообразие этих последствий, но основное правило, можно сказать, таково: каждый наказан в том, чем он грешил. Так получается, что наказанием для некоторых будет непрестанно видеть зло, ими совершенное; наказание для других то, чтоб испытывать угрызения совести, страх, стыд, сомнение, одиночество, темноту, разлуку с теми, кто дорог им, и т.д.

Вопрос. Понимают ли низшие духи счастье праведного?

— Да, и это также составляет их муку, ибо они понимают, что лишены его по собственной вине. Вот почему дух, освобожденный от материи, стремится к новому физическому воплощению, ведь каждое новое существование может сократить для него длительность этой пытки, если только существование это хорошо употреблено. Тогда именно он и производит выбор испытаний, пройдя через которые он мог сделать и не сделал, и от всего зла, какое вызвано добром, не сделанным им.

Со зрения духа снят покров иллюзии; он как бы вышел из тумана, застилавшего вежды, и ясно видит все, что стоит между ним и его счастьем; и тогда он страдает еще более, ибо ему понятно теперь, сколь велика была его вина. Для него иллюзия развенчалась: он видит то, что есть.

Комм. Дух в скитающемся состоянии схватывает, с одной стороны, все свои прошлые существования, с другой, видит обетованное грядущее и понимает, чего ему недостает, чтобы достичь его. Так путник, достигший вершины горы, видит пройденный путь и тот, который ему еще остается пройти, чтоб достичь своей цели.

Вопрос. Видеть страдающих духов, не есть ли это для добрых повод к печали, и тогда что становится с их счастьем, если счастье это поколеблено?

—        Это не повод для печали, поскольку

они знают, что зло и страдание имеют

свой предел; они помогают другим улуч

шиться и протягивают им для этого руку;

это их постоянное занятие и источник ра

дости, когда они добиваются успеха.

—        Это можно понять, когда речь идет

о страданиях духов, им посторонних или

безразличных; но видеть печали и стра

дания тех, кого они любили на земле,

разве это не нарушает их счастья?

—        Если бы они не видели этих страда

ний, то это значит, что они стали бы вам

после смерти чужими. Религия же гово

рит вам, что души видят вас; но они рас

сматривают ваши печали с другой точки

. зрения. Они знают, что страдания эти полезны для вашего продвижения, если вы перенесете их со смирением. Они, стало быть, более сожалеют о недостатке храбрости, вас задерживающем, чем о страданиях как таковых, кои всего лишь прохо-дящи.

Вопрос. Поскольку духи не могут скрыть друг от друга своих мыслей и поскольку все поступки их оказываются известны, то из этого вроде бы получается, что виновник находится в постоянном присутствии своей жертвы?

—        Это и не может быть иначе, сам

здравый смысл говорит об этом.

—        Это разоблачение всех наших пред

осудительных   поступков   и   постоянное

присутствие тех, кто был их жертвами, не

будет ли наказанием для виновника?

—        И большим чем думают, но только

до тех пор, пока он не искупит своих оши

бок либо как дух, либо как человек в но

вых телесных воплощениях.

Комм. Когда мы сами находимся в мире духов, то поскольку наше прошлое всем видно, то добро и зло, нами соделан-ные, также всем оказываются известны. Тщетно совершивший зло будет желать избежать встречи со своими жертвами: их неизбежное присутствие будет для него наказанием, а угрызениям совести не будет конца, покуда он не искупит своих ошибок. В то же время человек добра, напротив того, встретит повсюду дружественные и благожелательные взгляды.

Злому нет большей муки на земле, как быть вместе со своими жертвами; поэтому он постоянно стремится избежать их присутствия. Что же произойдет после того, . как иллюзия развеется и он поймет совершенное им зло, увидит, как самые тайные поступки его станут явны, известны всем, как лицемерие его будет разоблачено, а сам он окажется выставлен на всеобщее обозрение? И,в то самое время как душа человека порочного пребывает во власти стыда, сожаления и угрызений совести, душа праведного наслаждается совершенной безмятежностью.

Вопрос. Воспоминание об ошибках, коие душа могла совершить в пору своего несовершенства, не смущает ли оно ее счастья даже и после того как она очистилась?

—        Нет, потому что она искупила свои

ошибки и вышла победительницей из ис

пытаний, коим она себя с этой целью под

вергла.

Вопрос. Испытания, которые душе остается выдержать, чтобы завершить свое очищение, не являются ли они для нее причиной мучительных опасений, нарушающих ее счастье?

—        Да, для души, пока еще опорочен

ной; поэтому-то она и не может наслаж

даться совершенным счастьем,  пока не

очистится окончательно. Но для той ду

ши, которая уже достаточно продвинута,

мысль об остающихся испытаниях не содержит в себе ничего мучительного. Комм. Душа, достигшая определенной степени чистоты, уже наслаждается счастьем; чувство сладкой удовлетворенности наполняет ее. Она счастлива всем тем, что открыто ее взору, всем, что ее окружает. Со всех тайн и чудес творения для нее поднято покрывало, и совершенства Божеские являются ей во всем своем великолепии.

Вопрос. Нити симпатии, связующие духов одного ранга, являются ли для них источником блаженства?

—        Союз духов, слитых воедино в своем

стремлении к добру, является для них од

ной из самых великих радостей; ибо сою

зу этому не грозит разрушение через эго

изм. В мире целиком духовном они обра

зуют семьи, основанные на едином чувст

ве, а именно в этом и заключается духов

ное счастье, подобно тому как в твоем ми

ре вы группируетесь по своим интересам

и получаете определенное удовольствие

от того, что собираетесь вместе. Чистая и

искренняя привязанность, которую духи

питают друг к другу и объектом коей они

друг для друга являются, для них источ

ник блаженства, ибо там нет и не может

быть ни лжедрузей, ни лицемеров.

Комм. На земле человек ощущает предпосылки этого счастья, когда встречает души, с коими он может соединиться в чистом и святом союзе. В жизни более очищенной радость эта будет невыразима и беспредельна, потому что он встречать будет лишь души симпатизирующие, коих не охладит эгоизм, ибо все в природе есть любовь, и лишь эгоизм убивает ее.

Вопрос. Есть ли для будущего состояния духа какое-то различие между тем, кто при жизни боялся смерти, и тем, кто взирал на нее безразлично и даже с радостью?

—        Различие может быть очень велико.

Однако   зачастую   оно  стирается   из-за

причин, вызывающих эту боязнь или эту

радость. Пусть смерти боятся или желают

ее, можно при этом быть    движимыми

чувствами самыми разными, а именно эти

чувства и влияют на будущее состояние

духа. Ясно, например, что у того, кто же

лает смерти единственно потому, что

он видит в ней конец своим треволне

ниям, это желание представляет собой

своего рода ропот на Провидение и на

испытания,  коим он должен подверг

нуться.

Вопрос. Необходимо ли исповедовать спиритизм и верить в проявление духов, чтобы обеспечить себе лучшую участь в будущей жизни?

— Если б это было так, то, значит, все те, кто в это не верит или кто не мог получить в этой области необходимых знаний, оказались бы обделенными, что было бы абсурдно. Только добро обеспечивает лучшую участь в грядущем; а добро, оно всегда добро, каков бы ни был путь, к нему ведущий.

Комм. Вера в спиритизм помогает самосовершенствованию, - сосредоточивая мысли на вехах грядущего. Она торопит продвижение как отдельных людей, так и масс, потому что она позволяет дать себе отчет в том, какими мы станем однажды. Это точка опоры, свет, нас направляющий. Спиритизм учит с терпением и покорностью выносить испытания, выпадающие нам на долю. Он отвращает от действий, могущих отодвинуть от нас будущее наше счастье. Таким именно образом он содействует этому счастью, но не сказано, что достичь этого счастья нельзя без него.

 

ВРЕМЕННЫЕ МУКИ

Вопрос. Разве дух, искупающий свои ошибки в новом существовании, не испытывает материальных страданий, а коли так, то точно ли будет сказать, будто после смерти страдания души только нравственны?

— Совершенно верно, когда душа воплощается вновь, жизненные волнения являются для нее источником страданий, но лишь тело страдает материально.

Вы часто говорите о том, кто умер, что он отмучился. Но это не всегда верно. Как у духа, у него нет больше физических болей, но в зависимости от совершенных ошибок он может иметь боли нравственные, коие сильнее первых, а в новом существовании он может быть еще несчастнее. Тот, чье богатство неправедно, будет просить милостыню и будет отдан на растерзание всем лишениям нищеты; гордец — всем унижениям; злоупотребляющий властью и к подчиненным своим презрительный и жестокий в новой жизни окажется во власти хозяина более жестокого, нежели он был сам. Все муки и страдания жизни суть искупления ошибок прошлого существования, в тех случаях когда они не являются следствием ошибок существования настоящего. Когда вы уйдете отсюда, вы поймете это.

Человек, полагающий себя счастливым на земле, потому что он может удовлетворить свои страсти, есть тот, который делает наименее усилий, чтобы улучшить себя. Он часто уже при этой жизни искупает свое эфемерное счастье, но определенно он будет искупать его еще и в другом своем существовании, столь же материальном.

Вопрос. Жизненные беды и неурядицы, всегда ли они наказание нынешних ошибок?

—        Нет, мы уже сказали: это испыта

ния, определенные Богом либо выбранны

ми вами самими, когда вы были духами

перед нынешним  вашим воплощением,

чтоб искупить ошибки, совершенные ва

ми в другом существовании; ибо никогда

нарушение законов Божиих, и в особен^

ности закона справедливости, не остается

безнаказанным. Если это произойдет не в

той жизни, так в другой: это совершается

необходимо. Вот почему тот, кто справед

лив, на ваш взгляд, зачастую получает

удары из своего прошлого.

Вопрос. Воплощение души в миру менее грубом является ли возмещением?

—        Это следствие ее очищения; ибо, по

мере того как духи очищаются, они воп

лощаются в мирах все более совершен

ных, покуда не сбросят с себя всякую ма

терию и не отмоются от всех ее нечистот,

дабы вечно наслаждаться блаженством

чистых духов на лоне Божием.

В тех мирах, в которых существование менее материально, нежели здесь, нужды менее грубы и все физические страдания не так живы. Люди больше не знают злых страстей в мирах низших, делающих их врагами друга. Не имея никакого повода для ненависти или ревности, они живут друг с другом в мире, ибо они следуют закону справедливости, любви и милосердия. Они совершенно не знают мук и забот, порождаемых завистью, гордыней и эгоизмом и составляющих пытку земного нашего существования.

Вопрос. Дух, продвинувшийся в земном своем существовании, может ли он иногда воплотиться вновь в том же мире?

—        Да, если он не смог исполнить своей

жизненной задачи, и тогда он сам может

испросить возможности довершить ее в

новом существовании, но тогда для него

это уже более не искупление.

Вопрос. Что происходит с человеком, который хотя и не делает зла, не делает ничего и для того, чтоб освободиться от влияния материи?

—        Поскольку он не делает ни одного

шага к совершенству, то он должен зано

во начать такое существование, характер

которого не отличается от существования,

им оставленного. Он стоит на месте, и та

ким образом он может продлять страда

ния своего искупления.

Вопрос. Есть люди, жизнь которых протекает в полнейшем спокойствии, которые, не имея нужды ничего делать сами, лишены всяких забот. Счастливое это существование, есть ли оно свидетельство того, что им не надо ничего искупать в прошлом своем существовании?

—        Много ли ты об этом знаешь? Если

ты думаешь,   что  да,   то  ошибаешься.

Очень   часто   спокойствие   лишь   види

мость. Они могли сами выбрать себе это

существование,   но,   завершив  его,   они

вдруг видят, что оно ни в коей мере не со

действовало их прогрессу, и тогда, подобно

лентяю, они сожалеют о потерянном вре

мени.

Знайте же, что ум может получать знания и развиваться, лишь упражняясь, и если он засыпает в беззаботности и бездействии, то он не продвигается. Он походит на того, кому нужно (в согласии с вашими обычаями) работать, а он идет вместо этого прогуляться или поспать, потому что у него нет охоты что-то делать. Знайте также толком, что каждый даст отчет в добровольной бесполезности своей жизни; и что бесполезность эта всегда роковым образом сказывается на грядущем счастье. Сумма будущего счастья соразмерна сумме сделанного добра; сумма зла соответственно соразмерна сделанному злу и количеству обездоленных им.

Вопрос. Есть люди, которые, не буду

чи собственно злыми, делают несчастны

ми всех, кто их окружает, в силу своего

характера; каково для них последствие

этого?

—        Определенно люди эти не добры, и

искупление их будет в том, что они посто

янно будут видеть тех, кого сделали не

счастными, и чувствовать в том для себя

упрек. Далее, в следующем существова

нии они претерпят все, что заставляли

претерпевать других.

 

ИСКУПЛЕНИЕ И РАСКАЯНИЕ

Вопрос. Раскаяние имеет место в состоянии физическом или духовном?

—        В духовном, но может, также иметь

место и в физическом состоянии, когда вы

хорошо    понимаете разницу между до

бром и злом.

—        Каково последствие раскаяния в ду

ховном состоянии?

—        Желание воплотиться вновь, чтобы

очиститься. Дух понимает несовершенст

ва, препятствующие ему быть счастли

вым, и поэтому он стремится к новому су

ществованию, где сможет искупить свои

ошибки.

Вопрос. Каково последствие раскаяния в физическом состоянии?

—        Идти вперед еще в этой жизни, если

есть время исправить свои ошибки. Когда

совесть делает упрек и указывает на ка

кое-то несовершенство, всегда можно ис

правиться.

Вопрос. Разве нет людей, наделенных лишь склонностью ко злу и недоступных раскаянию?

—        Я сказал тебе, что человек должен

непрестанно прогрессировать. Тот, кто в

этой жизни имеет лишь склонность ко

злу, будет иметь склонность к добру в

другой своей жизни, и ради этого он мно

гократно и рождается среди вас, ибо нуж

но, чтобы все продвигались и достигли це

ли, разница лишь в том, что одни делают

это сравнительно быстро, другие сравни

тельно медленно в зависимости от собст

венного желания.

Тот, у кого лишь влечение к добру, уже очистился, ибо влечение ко злу он мог иметь в одном из предыдущих существований.

Вопрос. Порочный человек, не признающий своих ошибок при жизни, всегда ли признает он их после своей смерти?

—        Да, он всегда их признает, и тогда

он страдает сильнее, ибо он ощущает все

зло, им соделанное, или то, добровольной

причиной которого он был. Однако раска

яние не всегда наступает незамедлитель

но; есть духи, упорствующие на стезе зла,

несмотря на свои страдания. Но рано или

поздно они признают, что шли невер

ным путем, и наступит раскаяние. Над

тем, чтоб просветить их, и трудятся бла

гие духи, а также можете трудиться и

вы сами.

Вопрос. Есть ли духи, которые, не будучи злыми, все же безразличны к своей участи?

—        Есть духи, не занимающиеся ничем

полезным: они выжидают; но они, в этом

случае, соответственно страдают; и по

скольку ничто не стоит на месте, то у них

прогресс выражается через усиление бо

ли.

—        И у них нет желания положить ко

нец своим страданиям?

—        Конечно же, оно у них есть, но им

не хватает энергии, чтоб желать того, что

могло бы их утешить. Сколько среди вас

людей, предпочитающих умереть в нище

те, но только не трудиться?

Вопрос. Поскольку духи видят зло, проистекающее для них от их несовершенства, то как происходит то, что среди них есть такие, которые ухудшают свое положение и удлиняют свое нахождение в низшем состоянии тем, что творят зло, уже будучи духами, и совращают людей с верного пути?

—        Так поступают те, к кому раская

ние приходит позднее. Дух раскаявшийся

может впоследствии другим, еще более

отсталым духам дать вновь увлечь себя на

путь зла.

Вопрос. Мы видим, что и духи явно низшие бывают доступны добрым чувствам и тронуты молитвами, о них совершаемыми. Как же происходит то, что другие духи, коих должно было бы считать более просвещенными, выказывают очерствелость и цинизм, над которыми ничто не может восторжествовать?

—        Молитва оказывает свое благотвор

ное действие лишь на того духа, который

раскаивается. Тот же, который движимый

гордыней восстает против Бога и упорст

вует в своих заблуждениях, углубляя их

более прежнего, и так, собственно, посту

пают все несчастные духи, тому молитва

помочь ничем не может и не сможет ни

когда, покуда однажды свет раскаяния не

забрезжит в нем.

Комм. Не следует упускать из виду, что дух после смерти тела не преображается сразу и вдруг. Если жизнь его была достойна порицания, значит, он был несовершенен, а смерть сама по себе не дает совершенства. Поэтому он может по-прежнему коснеть в своих заблуждениях, ложных мнениях, предрассудках, пока не достигнет просвещения с помощью учения, размышления и страдания.

Вопрос. Искупление совершается при жизни в теле или же в состоянии духа?

—        Искупление совершается в вопло

щенном состоянии через испытания, ко

торым дух подвергается, и в жизни раз-

воплощенной через нравственные страда

ния, обусловленные состоянием несовер

шенства самого духа.

Вопрос. Искреннее прижизненное раскаяние, достаточно ли оно для того, чтоб стереть ошибки и позволить обрести милость Божию?

—        Раскаяние помогает улучшению са

мого духа, но прошлое должно быть ис

куплено.

—        Если бы в согласии с этим какой-ли

бо преступник сказал,  что раз ему все

равно придется искупать свое прошлое, то

ему и нет нужды раскаиваться, так как бы

это отразилось на нем?

—        Если он будет упорствовать в злых

мыслях, искупление его будет лишь доль

ше и мучительнее.

Вопрос. Можем ли мы и при этой жизни искупить свои ошибки?

—        Да, можете, если их исправите. Но

не надейтесь искупать их с помощью ка

ких-то детских лишений либо возвращая

после своей смерти, когда вам уже ничего

не будет нужно. Господь не придает ника

кого значения бесплодному раскаянию,

которое всегда легко и сводится лишь к

тому, чтобы бить себя в грудь. Лишиться

мизинца, оказывая помощь другому, это

стирает больше ошибок, чем пытка влася

ницей, претерпеваемая годами и имею

щая единственной целью самого себя.

Зло исправляется только добром, и исправление не имеет никакой заслуги, если оно не затрагивает человека ни в его гордыне, ни в его материальных интересах.

Какова его заслуга, если неправедно приобретенное он вернет лишь после смерти, т.е.-тогда, когда оно станет ему бесполезным, и после того как он его использовал. Это ли можно считать искуплением?

Какова его заслуга, если он откажет себе в каких-то пустячных удовольствиях и некоторых излишествах, если обида, нанесенная им другому, остается там же?

Какова, наконец, заслуга его смирения перед Богом, если он сохраняет свою спесь перед людьми?

Вопрос. Выходит, нет никакой заслуги в том, чтобы обеспечить после своей смерти полезное употребление благ, коими мы обладаем?

—        Нельзя сказать, чтобы никакой; это

всегда лучше, чем ничего. Но беда в том,

что дающий лишь после своей смерти за

частую более эгоистичен, чем великоду

шен, он хочет сделаться добрым, не при

ложив к тому никакого труда.   Тот, кто

отдает при жизни, имеет в том двойную

пользу:   заслугу   самопожертвования   и

удовольствие видеть счастье тех, кого он

сделал счастливым.

Но эгоизм тут как тут и говорит ему: «То, что ты сейчас отдаешь, ты отнимаешь от своих удовольствий!»; и поскольку эгоизм кричит всегда громче, чем бескорыстие и милосердие, то он и добивается своего под предлогом своих нужд и сохранения своего положения. Ах! Жалейте того, кто не знает радости отдавать другим, ибо он воистину лишен одного из самых чистых и тонких удовольствий. Господь, подвергая его испытанию богатством, испытанию, столь рискованному и опасному для его будущего, пожелал дать ему в качестве компенсации за это счастье щедрости, начать наслаждаться которым он может еще в вашем мире.

. Вопрос. Что должен делать тот, кто на пороге смерти признает свои ошибки, но не имеет времени их исправить? Достаточно ли раскаяния в этом случае?

—        Раскаяние ускоряет его реабилита

цию, но оно не освобождает от грехов.

Разве не открыто перед ним всегда беско

нечное будущее?

 

ПРОДОЛЖИТЕЛЬНОСТЬ БУДУЩИХ МУК

Вопрос. Продолжительность страданий виновного в будущей жизни, произвольна ли она или подчиняется какому-либо закону?

—        Бог никогда не поступает по капри

зу, и все во Вселенной управляется зако

нами, в коих отражается Его мудрость и

доброта.

Вопрос. На чем основывается продолжительность страданий виновного?

—        На времени, необходимом для его

улучшения. Поскольку и состояние стра

дания, и состояние счастья соразмерны

степени очищенности духа, то и продол

жительность и характер его страданий за

висят от времени, которое ему нужно на

то, чтоб улучшиться. По мере того как он

прогрессирует и чувства его очищаются, страдания его уменьшаются и характер их изменяется (ев.Людовик).

Вопрос. Для страждущего духа представляется ли время идущим с той же или большей скоростью, чем при жизни здесь?

—        Скорее, ему кажется, что оно идет

медленнее, так как сон для него не суще

ствует. Лишь для духов, достигших опре

деленной степени очищения, время, так

сказать, стирается пред бесконечностью.

Вопрос. Может ли продолжительность страданий духа быть вечной?

—        Вероятно, если бы он был вечно зол,

т.е. если бы он никогда не должен был ни

раскаяться, ни улучшиться, то он страдал

бы вечно. Но Господь не создал существ,

которые бы навечно были погружены во

зло. Он создал их только простыми и не

вежественными, и все они должны про

грессировать за время более или менее

долгое в зависимости от своего желания.

Это желание может прийти раньше или

позже, подобно тому как у детей способ

ности проявляются раньше или позже, но

оно рано или поздно возникает у духа че

рез саму неодолимую потребность, кото

рую он начинает испытывать, чтобы вый

ти из своего состояния неразвитости и

стать счастливым.

Таким образом, закон, управляющий продолжительностью мук, в высшей степени мудр и благожелателен, поскольку он подчиняет эту продолжительность усилиям самого духа; он ни в коем случае не лишает человека свободы выбора; и если он делает плохой выбор, то испытывает на себе последствия этого (ев.Людовик).

Вопрос. Есть ли духи, не ведающие раскаяния, никогда не раскаивающиеся?

—        Есть такие, раскаяние которых весь

ма запаздывает, но утверждать, что они

никогда не улучшатся, значило бы отри

цать закон прогресса и говорить, что ребе

нок не может стать взрослым (ев.Людовик).

Вопрос. Всегда ли продолжительность мук зависит от воли самого духа и не бывает ли таких, которые бы устанавливались ему на определенное время?

—        Да, муки могут быть ему определе

ны на известное время, но Бог, желаю

щий лишь добра Своим созданиям, всегда

принимает во внимание раскаяние, и же

лание самоулучшения никогда не бывает

бесплодным (св.Людовик).

Вопрос. Согласно этому муки никогда не бывают определены на веки?

—        Спросите свой здравый смысл, свой

разум. Спросите себя, не будет ли вечное

осуждение за несколько мгновений за

блуждения отрицанием доброты Божьей?

Что, в самом деле,  продолжительность

вашей жизни, пусть бы она длилась сто

лет в сравнении с вечностью? Вечность!

Вполне ли вы понимаете это слово? Бес

конечные страдания, муки без какой-ли

бо надежды, и все это из-за нескольких

ошибок!

Неужели же рассудок ваш не отвергает подобной мысли? Можно понять то, что древние в Творце вселенной усматривали Бога грозного, завистливого и мстительного; в невежестве своем они наделяли Божество людскими страстями. Это ведь не Бог христиан, возводящий любовь, милосердие, сострадание, забвение обид в число первейших добродетелей; и мог ли бы Он сам быть лишен качеств, определяемых Им как долг для всех? Не противоречие ли приписывать Ему бесконечную доброту и бесконечную мстительность?

Вы говорите, что прежде всего Он справедлив и что человек не понимает Его справедливости; но справедливость не исключает доброты, а Он не был бы добр, если бы обрекал на ужасные, вечные муки большую часть Своих созданий. Мог бы Он вменять детям Своим в обязанность справедливость, если бы Он предварительно не дал им средства понять ее? Впрочем, разве не верх справедливости, соединенной с добротой, сделать так, чтобы продолжительность мук зависела от усилий виновного к самоулучшению? В этом истина слов: «Каждому по делам его» (бл.Августин).

—        Всеми средствами, находящимися в

вашей власти, стремитесь к тому, чтоб

побороть, развеять идею о вечных муках,

мысль, возводящую хулу на справедли

вость и доброту Божью, неиссякаемый ис

точник неверия, материализма и безраз

личия, наполнивших массы с той поры,

как их ум начал развиваться. Дух, едва

только начавший просвещаться, тут же

схватил   чудовищную   несправедливость

этой идеи. Его рассудок ее отвергает, и

редко тогда бывает, чтоб он не перемешал

в одном острацизме и наказание, его воз

мущающее, и Бога, коему он его припи

сывает. Отсюда многочисленные беды, об

рушившиеся на вас, противоядие коим мы

вам даем. Задача, на которую мы вам

указываем, будет для вас тем легче, что

авторитеты, на которые опираются защитники этой веры, все избежали категоричных высказываний по этому поводу; ни Церковные Соборы, ни Отцы Церкви не решили этого важного вопроса. Если же, согласно самим евангелистам и буквально понимая символические слова Христа, Он грозил виновным неугасимым пламенем, вечным огнем, то в Его словах нет абсолютно ничего, что бы доказывало, будто Он навечно приговорил их к этому.

Бедные заблудшие овечки! Сумейте же приблизить к себе доброго Пастыря, который, далекий от того, чтоб желать навсегда отдалить вас от Себя, сам идет вам навстречу, дабы вернуть вас к Себе. Блудные дети, оставьте добровольное ваше изгнание, обратите стопы ваши к Отчему жилищу: Отец протягивает к вам руки и всегда готов отпраздновать ваше возвращение в семью (Ламэннэ)

Стремиться к единству с Богом — такова цель человечества. Чтоб достичь ее, необходимы три вещи: справедливость, любовь и знание. Три вещи этому противоположны: невежество, ненависть и несправедливость. Так вот! Истинно говорю вам: вы искажаете эти основополагающие принципы, так как подрываете мысль о Боге, преувеличивая Его строгость. Вы подрываете ее вдвойне, вводя в душу Его создания мысль о том, будто в нем самом больше милосердия, снисхождения, любви и истинной справедливости, нежели вы приписываете их бесконечному Существу. Вы разрушаете даже идею ада, делая ее смехотворной и несовместимой с вашими верованиями, подобно тому как недопустимо для наших сердец зрелище казней, костров и пыток средневековья! Так что же? Не тогда ли, когда эра слепых репрессий навсегда изгнана из человеческих законодательств, вы надеетесь сохранить ее в духовном плане?

О, поверьте мне, поверьте мне, братья в Боге и в Иисусе Христе, поверьте мне и либо со смирением дайте скорее погибнуть в руках ваших всем догмам, но только не позвольте им сколько-нибудь видоизмениться либо же оживите их, открыв их целительным потокам, направляемым на них ныне Благими. Идея ада с его пылающими печами, кипящими котлами может быть стерпима, т.е. извинительна в железном веке; но в девятнадцатом это лишь пустой призрак, годный самое большее на то, чтоб напугать детей малых и в который дети перестают верить, как только вырастают.

Упорствуя в этой устрашающей мифологии, вы; порождаете неверие — мать всякого общественного разложения; ибо я содрагаюсь от вида того, как целый социальный порядок потрясается и падает при отсутствии наказующей санкции. Люди горячей и живой веры, первые ласточки Дня Света, к делу же! Не ради сохранения устаревших и не внушающих ныне доверия сказок, но чтобы оживить, оживотворить истинную наказующую санкцию в формах, соотнесенных с вашими нравами, чувствами и занятиями вашей эпохи.

Кто в самом деле есть виновник? Тот, кто через шаг в сторону, через ошибочное движение души отдаляется от цели Творения, заключающейся в гармоническом почитании и гармоническом служении добру, красоте, идеализированным в человеческом архетипе, Бого-Человеке, Иисусе Христе.

Что есть кара? Естественное последствие, вызванное этим ошибочным движением; некоторая сумма боли, необходимая, чтоб произвесть в виновнике отвращение к своему безобразию через опыт страдания. Наказание есть стрелка, указующая душе на необходимость посредством горечи сосредоточиться на себе самой и вернуться к брегу спасения. Целью наказания является единственно реабилитация, освобождение. Желать того, чтоб вечным было наказание за ошибку, коия отнюдь не вечна, значит, отрицать за ним всякий смысл.

О, истинно говорю вам! Перестаньте, прекратите проводить параллель в вечности между Добром, сущностью Творца, Злом, сущностью твари. Ибо это было бы созданием ничем не оправданной системы кар. Напротив того, утверждайте постепенное ослабление наказаний и мук в последующих воплощениях, и тогда доводы рассудка сольются с доводами сердца, составляя Божественное единство (Апостол Павел).

Комм. Человека хотят подвигнуть к добру и отвратить его от зла, заманивая его наградами и устрашая наказаниями, но если наказания эти изображаются таким образом, что разум отказывается в них верить, то они не окажут на человека никакого влияния; более того, он отбросит тогда все: и форму, и содержание. Но пусть, напротив того, подадут ему будущее в логической форме, и тогда он его не отвергнет. Спиритизм дает ему именно такое объяснение.

Учение о вечности мук в самом абсолютном смысле делает Бога существом беспощадным, неумолимым. Ну разве было бы логичным говорить о каком-либо государе, будто он очень добр, благ, снисходителен, будто он желает всем лишь счастья, но что в то же время он завистлив, мстителен, непреклонен в своей суровости и что предает самой жестокой казни три четверти своих подданных за малейшее ослушание, за малейшее нарушение своих законов, причем придает этой казни даже тех, что нарушили законы эти потому, что их не знали? Разве это не противоречиво? И неужели же Бог может быть еще менее добр, чем человек?

Возникает и другое противоречие. По

скольку Богу ведомо все то, стало быть,

создавая душу, Он знал, что она падет в

грехе; она, стало быть, с самого сотворе

ния своего была предназначена вечному

несчастью; это ли возможно, это ли ра

зумно? С учением же об относительности

мук все становится на свои места. Бог, не

сомненно, знал, что она падет, но Он дал

ей средства к просвещению себя на своем

собственном опыте, на самих своих ошиб

ках. Дабы лучше окрепнуть в добре, необ

ходимо искупить свои заблуждения, а

дверь надежды никогда не бывает закры

той перед нею, Бог устраивает так, что

освобождение ее зависит от усилий, ею

прилагаемых, чтобы достичь его. Вот это

может быть понято всеми, это может до

пустить самая педантичная логика. Если

бы «вечные» муки изображались с этой

точки зрения, то скептиков было бы зна

чительно меньше.     -

Слово «вечный» часто употребляется в просторечии как образ, чтобы обозначить вещь, длящуюся долго и конец которой не виден в обозримом будущем, хотя и известно, что конец этот существует. Мы говорим, например, «вечные льды» горных вершин, полюсов, хотя нам и известно, что, с одной стороны, мир физический имеет свои временные пределы и что, с другой, состояние этих регионов может измениться с естественным перемещением земной оси или вследствие какого-то катаклизма. Слово «вечные» в этом случае не означает, стало быть, «вечный до бесконечности». Когда мы страдаем от долгой болезни, мы часто говорим, что болезнь наша вечна; так что же удивительного в том, что духи, страдающие долгие годы, века и даже тысячелетия, говорят об этом то же самое? Не забудем также и того, что их несовершенство, не позволяя им видеть конца пути, заставляет их верить в вечность своих мучений, и в этом тоже для них наказание.

Впрочем, доктрина о материальном огне, печах и пытках, заимствованная из языческого Тартара, сегодня полностью оставлена высокой теологией, и лишь в школах еще даются эти устрашающие аллегорические картины как положительные истины несколькими людьми более ревностными, чем просвещенными, и все это весьма прискорбно, ибо юные умы, ими воспитанные, раз оправившись от своего страха, смогут увеличить собой число скептиков.

Теология признает сегодня, что слово «огонь» употреблено в смысле переносном и должно разуметься как «огонь нравст-веннный». Те, кто, подобно нам, следил по спиритическим сообщениям за перипетиями жизни и загробными страданиями, могли убедиться, что, хоть в них и нет ничего материального, страдания эти все же весьма мучительны. И даже в отношении продолжительности их некоторые теологи начинают допускать ее в том ограничительном смысле, какой был указан здесь выше, и полагают, что и действительно слово «вечный» может разуметься в отношении мук самих по себе как последствий незыблемого закона, а не в смысле их приложения к каждому индивиду.

В тот день, когда религия примет это толкование, так же как и некоторые другие, равно являющиеся последствием прогресса знаний, она вновь примет в свое лоно множество заблудших овец.

 

ВОСКРЕСЕНИЕ ПЛОТИ

Вопрос. Догма воскресения тела, является ли она своеобразным выражением догмы перевоплощения, преподанной духами?

— Как бы оно могло быть иначе? С этими словами происходит то же, что и со множеством прочих, они кажутся неразумными в глазах некоторых людей лишь потому, что их берутся понимать буквально, из-за чего они и ведут к безверию. Но дайте им разумное толкование, и те, кого вы зовете вольнодумцами, без труда примут их мнение потому, что они размышляют; ибо, не заблуждайтесь на их счет, эти вольные мыслители также стремятся лишь к вере. У них, как и у других, а может, и больше, чем у других, жажда грядущего, но они не могут, принять того, что отвергнуто наукой. Учение о множественности существований согласуется со справедливостью Божьей. Лишь оно одно может объяснить то, что без него необъяснимо; и как бы вы хотели, чтоб принцип этого не был заложен в самой религии?

—        Таким образом, Церковь в форме

догмы о воскресении тела сама утвержда

ет учение о перевоплощении?

—        Это очевидно. Это учение, впрочем,

есть следствие ряда вещей, прошедших

незамеченными, и которые теперь не за

медлят понять именно в этом смысле. Не

далеко то время, когда будет признано,

что спиритизм на каждом шагу исходит

из самого текста Священных Писаний.

Духи, стало быть, не приходят свергнуть религию, как то утверждают некоторые, но как раз наоборот, они приходят подтвердить ее, утвердить ее в неопровержимых доказательствах. И поскольку настало время перестать говорить образным языком, они изъясняются без метафор и аллегорий, придают вещам смысл ясный и точный, коий не может быть подвергнут никакому ложному толкованию. Вот почему в скором времени у вас будет больше людей искренно религиозных и верующих, чем сегодня (св.Людовик).

Комм. Наука действительно доказывает невозможность воскресения в согласии с вульгарной идеей. Если бы останки человеческого тела оставались однородны, пусть бы они развеивались и превращались в пыль, все равно можно еще было. бы понять их соединение в какое-то данное время; но ведь дело обстоит совершенно не так.

Тело состоит из разнородных элементов: кислорода, водорода, азота, углерода и т.д. При разложении эти элементы рассеиваются, для того чтоб служить образованию новых тел; и в итоге получается, что та же самая молекула, например углерода, войдет в состав многих тысяч различных тел (мы говорим при этом лишь о телах людей, не учитывая тела животных). И каждый отдельно взятый индивид, быть может, имеет в своем теле молекулы, принадлежавшие прежде людям первых веков; и эти же самые органические молекулы, которые вы усваиваете из вашей пищи, происходят, быть может, из тела индивида, которого вы знали раньше, и так далее. Поскольку количество материи ограничено, а количество трансформаций ее не ограничено, то как бы каждое из этих тел могло бы восстановиться из тех же самых элементов?

Все это материально невозможно. Стало быть, воскрешение в теле можно разумно допустить только как метафору, символизирующую феномен перевоплощения, и тогда не окажется ничего смущающего рассудок, ничего, что противоречило бы данным науки.

Правда то, что согласно догме это воскрешение должно иметь место лишь в конце всех времен, тогда как по спиритическому учению оно случается всякий день. Но нет ли также и в этой картине Страшного Суда величественной и прекрасной метафоры, скрывающей под покровом аллегории одну из тех незыблемых истин, какая не найдет более скептиков, как только она будет приведена к своему истинному значению?

Пусть хорошо поразмыслят над спиритической теорией будущего душ и их судьбы как следствия различных испытаний, которые они должны пройти, и увидят, что за вычетом одной только одновременности суд, осуждающий их или оправдывающий, вовсе не вымысел, как то думают скептики. Напомним еще, что такая концепция — естественное последствие множественности миров, сегодня повсеместно признанной, тогда как в согласии с доктриной Страшного Суда Земля признается единственным обитаемым миром.

 

РАЙ, АД И ЧИСТИЛИЩЕ

Вопрос. Существует ли некое ограниченное место, определенное для мук или радостей духов в зависимости от их заслуг и достоинств?

—        Мы уже ответили на этот вопрос.

Муки и радости неотделимы от степени

совершенства духов. Каждый в самом се

бе имеет источник собственного счастья

или несчастья. И поскольку духи вездесу

щи, то никакое ограниченное или замк

нутое   пространство   более   другого   не

предназначено для этого.  Что касается

духов воплощенных, то они в большей

или меньшей мере счастливы и несчастны

в зависимости от большей или меньшей

развитости мира, в коем они живут.

—        Из этого следует, что ад и рай не су

ществуют в том виде, в каком их себе

представляет человек?

—        Это лишь образы, аллегории: по

всюду есть духи счастливые и несчастные.

Однако, как мы уже также сказали, духи

одного ранга собираются вместе в силу

взаимной симпатии; но собраться там, где"

им хочется, они могут, когда они совер

шенны.

Комм. Абсолютная локализация мест мук и наград существует лишь в воображении человека. Она происходит от его склонности материализовывать и ограничивать вещи, бесконечную природу коих он не может понять.

Вопрос. Что должно понимать под чистилищем?

—        Физические и нравственные боли:

это время искупления. Ваше чистилище

вы  почти  всегда  проходите  на  Земле,

именно здесь Бог заставляет вас искупать

свои ошибки.

Комм. То, что человек называет чистилищем, также некоторая метафора, под которой следует понимать отнюдь не какое-то определенное место, не состояние несовершенных духов, находящихся в искуплении вплоть до полного своего очищения, должного поднять их до ранга блаженных духов. Так как это очищение осуществляется в последовательности различных воплощений, то чистилище заключается для нас в испытаниях телесной жизни.

Вопрос. Как происходит то, что некоторые духи, в языке своем обнаруживающие собственное превосходство, очень серьезным людям по поводу ада и чистилища ответили в согласии с обывательским о них понятием?

—        Они говорят на языке, понятном

тем, кто их спрашивает. Когда эти люди

слишком напичканы некоторыми идеями,

духи не хотят слишком резко задевать их,

чтобы не оскорбить их убеждений. Если

бы такой дух без всяких ораторских пре

досторожностей   сказал   мусульманину,

что Магомет не пророк, то он встретил бы

весьма плохой прием.

—        Мы  понимаем,  что такое может

быть со стороны духов, желающих про

светить, но как происходит то, что духи,

спрошенные о своем положении, ответи

ли, что они претерпевают все пытки ада и

чистилища?

—        Когда они мало развиты и не совсем

разматериализованы,     они     сохраняют

часть своих земных понятий и выражают

свои впечатления в знакомых им терми

нах. Они находятся в такой среде, коия

лишь наполовину позволяет им загляды

вать в будущее, именно это так часто яв

ляется причиной того, что скитающиеся

или только что высвободившиеся духи го

ворят так, как они сказали бы при жизни.

Ад можно перевести как жизнь, исполнен

ную самых мучительных испытаний, без

уверенности в жизни лучшей; чистилище —

как жизнь, также исполненную испытаний,

но со знанием о лучшем будущем. Когда ты испытываешь сильную боль, разве не говоришь ты сам, что боль эта адская? Все это лишь слова, и всегда в переносном смысле.

Вопрос. Что следует понимать под страждущей душой?

—        Душу скитающуюся и страдающую,

неуверенную в своем будущем и которой

вы можете доставить облегчение, о коем

она часто и просит, вступая с вами в об

щение.

Вопрос. В каком смысле следует понимать слово «небо»?

—        Уж не думаешь ли ты, что это будет

какое-то место, наподобие Елисеевых по

лей у древних, где все добрые духи свале

ны в кучу и где у них нет иной заботы,

как только целую вечность вкушать без

деятельное  блаженство?   Нет,   это  весь

космос, это планеты, звезды и все высшие

миры, где духи обладают полнотой своих

способностей,   не испытывая тягот мате

риальной жизни, ни томлений, присущих

состоянию неразвитости.

Вопрос. Духи говорили, что они обитают на четвертом, пятом (и так далее) небе? Что они имели под этим в виду?

—        Вы спрашиваете у них, на каком не

бе они обитают, потому что по вашему

понятию существует несколько небес, по

ставленных друг над другом, наподобие

этажей дома. И тогда они отвечают вам

на вашем же языке. Но для них слова

«четвертое», «пятое» небо выражают раз

личные степени очищенности и, следова

тельно, счастья. Это совершенно так же,

как когда у духа спрашивают, находится

ли он в аду. Если он несчастен, он скажет

«да», потому как для него ад есть синоним

страданий, но он при этом вполне хорошо

знает, что это не огненная печь. Язычник

сказал бы, что он в Тартаре.

Комм. То же самое и с иными подобными выражениями, как, например, «град цветов», «град избранных», «первая, вторая или третья сфера» и т.д. Выражения эти — лишь аллегории, употребляемые некоторыми духами либо как образы, либо иногда по неведению действительного положения вещей или даже самых простейших научных понятий.

В зависимости от ограниченной идеи, которую прежде составляли себе о местах мук и наград, и в особенности во мнении, что Земля есть центр Вселенной, что небо — свод над нею и звезды помещаются на нем, люди помещали рай вверху, а ад внизу. Отсюда и выражения: «взойти на небо», «быть на седьмом небе», «быть низвергнутым в ад».

Сегодня, когда наука доказала, что Земля — лишь один из самых малых миров среди стольких миллионов прочих и ничем особенным' не выделяется; когда она начертала историю ее возникновения и ее строение, доказала, что пространство бесконечно, что во Вселенной нет ни верха, ни низа, поневоле пришлось отказаться от затеи помещать рай над облаками, а ад в земных недрах. Что касается чистилища, то ему вообще не было указано никакого места. Лишь спиритизму было уготовано дать этим трудностям самое рациональное, самое величественное и в то же время самое утешительное для человечества объяснение.

Таким образом, можно сказать, что мы носим в себе самих свой ад и свой рай. Свое чистилище мы находим при своем воплощении в наших телесных, физических жизнях.

Вопрос. В каком смысле нужно понимать слова Христа: «Мое Царство не в этом мире?»

—        Христос,  отвечая так, говорил в

смысле переносном. Он желал сказать,

что Он царит лишь над сердцами чистыми

и бескорыстными. Он всюду, где господст

вует любовь к добру; но люди жадные до

вещей мирских и привязанные к благам

земным суть не с ним.

Вопрос. Может ли на Земле когда-нибудь наступить царство добра?

—        Добро воцарится на Земле, когда

среди духов, приходящих сюда жить, до

брые возобладают над злыми. Тогда они

устроят   здесь царство любви и справед

ливости, коие суть исток и добра и сча

стья. Лишь совершенствуя себя и претво

ряя законы Божьи, человек привлечет к

воплощению на Земле духов добрых и от

далит от нее злых. Но злые покинут ее

тогда лишь, когда он изгонит из мира сво

его гордыню и эгоизм.

Преображение человечества было предсказано, и вы на пороге того мига, коий готовят все люди, помогающие прогрессу. Преображение осуществится воплощением лучших духов, которые создадут на Земле новую расу. Тогда духи злых, кои смерть пожинает всякий день, и всех тех, кто стремятся остановить ход вещей, потеряют сюда доступ, ибо неуместно им и неуютно будет среди людей благих, блаженство которых им бы вздумалось смутить.

Они устремятся в новые, менее продвинутые миры, чтоб исполнять назначения МУЧИТЕЛЬНЫЕ, и в мирах этих они смогут трудиться над своим собственным прогрессом, трудясь в то же время над продвижением своих еще более отсталых братьев. Разве вы не видите в этом изгнании с преображенной Земли возвышенный образ «Потерянного рая», а в человеке, пришедшем на Землю в подобных условиях и несущем в себе росток своих страстей и следы своего изначального несовершенства, не менее возвышенный образ ПЕРВОРОДНОГО ГРЕХА?

Первородный грех, рассматриваемый с этой точки зрения, связан с еще несовершенной природой человека, ответственного таким образом лишь за себя самого и за свои собственные ошибки,а не за ошибки отцов.

Вы все, люди веры и доброй воли, трудитесь же с усердием и отвагой над великим делом возрождения, ибо вы пожнете сто крат более того зерна, которое посеете. Горе закрывающим глаза свету, ибо готовят себе долгие века мрака и разочарований; горе влагающим все свои радости в блага этого мира, ибо претерпят лишений больше, нежели вкусят наслаждений; горе в особенности эгоистам, ибо они не отыщут никого, кто бы помог им нести груз их несчастий (Св. Людовик).

 

<<< Содержание номера             Следующая статья >>>